Главная Обратная связь

Дисциплины:






Уроки и перспективы



 

С таким багажом советская социальная психология пришла к моменту начала радикальных социальных преобразований, получивших импульс вместе с «перестройкой»: подобно тому, как в истории этой науки на Западе общественные потрясения 1968 г. дали основания для ее глубокой рефлексии, социальные изменения в СССР не могли не заставить советскую социальную психологию также переосмыслить и путь своего развития, и свои реальные возможности, причины успехов и слабостей. Коренные преобразования в экономической структуре общества, характере политической власти, во взаимоотношениях общества и личности сказались на изменениях в самом предмете исследований и должны были быть осмысленными в терминах науки. Еще рано говорить о подлинном осмыслении социальной психологией новой реальности, но кое-какие выводы можно сделать и в этой связи обрисовать некоторые перспективы.

Как отмечалось, накопленный советской социальной психологией опыт, ее теоретические и экспериментальные разработки, несмотря на то, что создавались в марксистской парадигме, не выводили отечественную социальную психологию из русла развития мировой науки. Во всяком случае, одна общая черта, несомненно, присутствует: социальная психология любой школы на любом отрезке ее истории всегда апеллировала к стабильному обществу. Собственно, такая переменная, как «стабильность — нестабильность», практически не фигурировала в исследованиях В этом смысле социальная психология значительно отличается от социологии, где проблема социальных изменений давно включена в общий контекст науки В социальной психологии — во многом за счет того, что эталоны ей на международной арене задавала американская традиция с ее позитивистски-эмпирическим креном — эта проблема явно возникает лишь в последние годы в рамках зарождения европейской «оппозиции» американскому образцу [3, 70, 71]. Так, в работах АТэшфела был остро поставлен вопрос о недопустимости игнорирования в социально-психологических исследованиях социальных изменений, происходящих в обществе. В советской традиции эта идея присутствовала в лучшем случае на уровне деклараций, в исследовательской же практике она оказалась безоружной перед лицом глобальных общественных трансформаций, и одна из причин этого — доминирование не социологической, а психологической версии предмета. Аппарат социально-психологического исследования, его средства не адаптированы к изучению феноменов изменяющегося мира. Поэтому, если социальной психологии приходится существовать в этом мире, ее первая задача — осознать характер происходящих преобразований, построить собственную программу трансформирования сложившихся подходов в связи с новыми объектами исследований, новыми типами отношений в обществе, новой ситуацией.



Радикализм преобразований, осуществляемых в России, настолько глубок, что многие из их проявлений просто не могут быть «схвачены» в рамках разработанных социально-психологических схем: самая существенная черта современного российского общества — нестабильность — исключает его анализ методами и средствами, приспособленными для анализа стабильных ситуаций. Соображение о том, что социальная психология изучает «сквозные» проблемы человеческих взаимоотношений, их общие, универсальные механизмы, не может поправить дело. Хотя идея включения в социально-психологические исследования социального контекста принципиально давно принята наукой (что нашло отражение в работах С Московиси, А.Тэшфела, Р.Харре, К.Гергена и др.), теперь в нашей стране «контекст» этот настолько сложен, что требует специального осмысления. Уже сегодня можно обозначить те процессы, с которыми сталкивается массовое сознание в ситуации нестабильности и которые требуют пристального внимания социальных психологов.

К ним можно отнести глобальную ломку социальных стереотипов, обладавших глубокой спецификой в нашем обществе: исключительная «длительность» их утверждения (практически в течение всего периода существования советского общества), широта их распространенности (внедрение в сознание самых разнообразных социальных групп, хотя и с разной степенью интенсивности), наконец, поддержка их не только силой господствующей идеологии, но и институтами государства.

Изменение системы ценностей — второй блок социально-психологических феноменов, требующих внимания исследователей. Это касается соотношения групповых (прежде всего классовых) и общечеловеческих ценностей. Воздействие идеологических нормативов было настолько велико, что идея приоритета классовых ценностей принималась в массовом сознании как сама собой разумеющаяся, и напротив, общечеловеческие ценности трактовались как проявления «абстрактного гуманизма». Неготовность к их принятию обернулась в новых условиях возникновением вакуума, когда старые ценности оказались отброшенными, а новые — не воспринятыми.

С этим связан и третий блок проблем, сопряженных с кризисом идентичности. Инструмент формирования социальной идентичности — процесс категоризации — в значительной мере модифицируется в нестабильном обществе: категории, фиксирующие в сознании людей устоявшееся, есть порождения стабильного мира. Когда же этот мир разрушается, разрушаются и социальные категории, в частности, те, которые обозначают социальные или этнические группы (как быть сегодня, например, с такой категорией, как «советский человек»?). Последствия этого для многих людей довольно драматичны.

Перечень такого рода проблем может быть продолжен, однако вывод уже напрашивается: социальная психология сталкивается с новой социальной реальностью и должна ее осмыслить. Мало просто обновить проблематику (например, исключить тему «психологические проблемы социалистического соревнования»); недостаточно также просто зафиксировать изменения в психологии больших и малых социальных групп и личностей (в той, например, области, как они строят образ социального мира в условиях его нестабильности), хотя и это надо сделать, причем кое-какие шаги в этом направлении уже делаются, например, в исследованиях ломки стереотипов (см. статьи Г.М.Андреевой и Л.Я.Гозмана в [78]), кризиса идентичности [73а] и др. Вместе с тем необходим поиск принципиально новых подходов к анализу социально-психологических явлений в изменяющемся мире, новой стратегии социально-психологического исследования.

Возможно, они приведут к совершенно новой постановке вопроса об общественных функциях социальной психологии. Хотя в принципе такие функции определены и изучены, их содержание может существенно изменяться, если социальная психология сумеет избавиться от нормативного характера, который был присущ ей в предшествующий период, т.е. в меньшей степени будет считать своей функцией предписание должного и, напротив, в большей степени предоставлять человеку информацию, оставляющую за ним право на самостоятельный выбор решения. Все это делает абсолютно ясной ту истину, что традиционные формы социально-психологического исследования и «вмешательства» в общественную жизнь становятся недостаточными и требуют обогащения. Формирование иного статуса этой дисциплины в обществе — дело будущего.

 

Литература

 

1. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие. Социально-психологические проблемы. М.: МГУ, 1990.

2. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: МГУ, 1980; МГУ, 1988; Наука, 1994; Аспект-Пресс, 1966.

2а. Андреева Г.М. Психология социального познания. М.: Аспект-пресс. 1997.

3. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Западе. Теоретические направления. М.: МГУ, 1978.

4. Артемов В.А. Введение в социальную психологию. М., 1927.

5. Белкин П.Г., Емельянов Е.Н., Иванов М.А. Социальная психология научного коллектива. М.: Наука, 1987.

6. Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни. СПб., 1908.

7. Бехтерев В.М. Коллективная рефлексология // Бехтерев В М. Избранные работы по социальной психологии / Отв. ред. Е.А.Будилова, Е.И.Степанова. М.: Наука, 1994.

8. Бехтерев В.М. Объективная психология. СПб., 1907—1912. Вып 1-3.

9. Блонский П.П. Очерк научной психологии. М.. 1926.

10 Бодалёв А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М/ МГУ, 1982.

11 Будилова К.А. Социально-психологические проблемы в русской науке. М.: Наука, 1983

12 Будилова К.А. Философские проблемы в советской психологии. М.: Наука, 1972.

13. Введение в практическую социальную психологию / Под ред. Ю.М.Жукова, Л.А.Петровской, О.Соловьевой. М., 1994.

14. Войтоловский Л. Очерки коллективной психологии в двух частях. М—Л/ Госиздат, 1925.

15. Волков И.П. О социометрической методике в социально-психологических исследованиях. Л.: ЛГУ, 1970.

16 Выготский Л.С. История развития высших психических функций. Собр. соч. в 6-ти т. М., 1983. Т. 3.

17 Выготский Л.С. Психология искусства. М.: Педагогика, 1987.

18. Гозман Л.Я. Психология эмоциональных отношений. М.: МГУ, 1987.

18а. Дшшченский Г.Г. Социально-политическая психология. М.: Наука, 1994.

19 Донцов А. И. Психология коллектива. М.: МГУ, 1984.

19а. Емельянов Ю.Н. Активное социально-психологическое обучение Л.: ЛГУ, 1985.

20 Залужный А.С. Учение о коллективе. М.—Л., 1930.

20а. Зазыкин В.Г. Психология в рекламе. М., 1992.

21 Ковалев А. Г. О социальной психологии / Вестник ЛГУ. 1959, №11.

22. Ковалев А.Г. Курс лекций по социальной психологии. М.: Высшая школа, 1972.

23 Ковалевский М.М. Социология. СПб., 1910. Т. 1.

24 Коломинский Я.Л. Психология взаимоотношений в малых группах. Минск: БГУ, 1976.

25 Кон И.С. Социология личности. М.: Политиздат, 1967.

26. Корнилов К.Н. Учебник психологии, изложенной с точки зрения диалектического материализма... М.—Л.: Госиздат, 1928. 2ба Крижанская Ю.С., Третьяков В.П. Грамматика общения. Л.: ЛГУ, 1990.

27. Кричевский Р.Л., Рыжак М.М. Психология руководства и лидерства в спортивном коллективе. М.: МГУ, 1985. 28 Кричевский Р.Л., Дубовская Е.М. Психология малой группы М.: МГУ, 1991.

29. Кроник А.А. Межличностное оценивание в малых группах. Киев: Наукова думка, 1982.

30. Кузьмин Е.С. Основы социальной психологии. Л.: ЛГУ, 1967.

31 Лабунская В А. Невербальное поведение. Ростов-на-Дону: РГУ, 1986.

32 Леонтьев А.А. Психология общения. Тарту, 1974.

33 Леонтьев А.И. Деятельность. Сознание Личность. М.: Политиздат, 1975.

34. Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. М.: МГУ, 1972.

35. Макаренко А. С. Коллектив и личность // Макаренко А.С. (О нем). Львов, 1963 Книга 5.

36. Межличностное восприятие в группе / Под ред. Г.М.Андреевой и А.И.Донцова. М.: МГУ, 1981.

37. Методологические проблемы социальной психологии / Под ред. Е.В.Шороховой. М.: Наука, 1975. 38 Методология и методы социальной психологии / Под ред. Е.В.Шороховой. М.: Наука, 1977.

39. Методы социальной психологии / Под ред. Е.С.Кузьмина и В.Е.Семенова Л.: ЛГУ, 1977.

40. Михайловский U.K. Герой и толпа / Поли. собр. соч. СПб, 1906—1914. Т. 1—8. Изд. 4-е.

41. Немов Р. С. Социально-психологический анализ эффективной деятельности коллектива. М.: Педагогика, 1984.

42. Обозов Н.Н. Межличностные отношения. Л.: ЛГУ, 1979.

43. Общение и оптимизация совместной деятельности / Под ред. Г.М.Андреевой и Я.Яноушека. М.: МГУ, 1987.

44. Ольшанский В.Б. Социология для учителей. М., 1994.

45. Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. М.: Мысль, 1971.

46. Петражицкий Л. И. Введение в изучение права и нравственности. Эмоциональная психология. СПб., 1908.

47. Петровская Л.А. Компетентность в общении. М.: МГУ, 1989.

48. Петровская Л.А. Теоретические и методические основы социально-психологического тренинга. М.: МГУ, 1982.

49. Петровский А.В. История советской психологии. М., 1967.

50. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. М.: Политиздат, 1982. 50а. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. История и теория психологии. Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. Т. 1. 506. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъктности. Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.

51. Поршнев Б. Ф. Социальная психология и история. 2-е дополн. и исправл. изд. М.: Наука, 1968.

52. Проблемы общественной психологии / Под ред. В.Н.Колбановского и Б.Ф.Поршнева. М., 1965.

53. Психологическая теория коллектива / Под ред. А.В.Петровского. М.: Педагогика, 1979.

54. Психологические механизмы регуляции социального поведения / Под ред. М.И.Бобневой и Е.В.Шороховой. М.: Наука, 1979.

55. Психологические проблемы социальной регуляции поведения / Под ред. Е.В.Шороховой и М.И.Бобневой. М.: Наука, 1976.

56. Рейснер М.А. Проблемы социальной психологии. Ростов-на-Дону: Буревестник, 1925.

57. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В.А.Ядова. Л.: Наука, 1979.

58. Свенцицкий А.Л. Социальная психология управления. Л.: ЛГУ, 1986.

58а. Соловьева О.В. Обратная связь в межличностном общении. М.: МГУ, 1992.

59. Социальная идентификация личности / Под ред. В.А.Ядова. М., 1994.

60. Социальная психология / Под ред. Г.П.Предвечного и Ю.А.Шерковина. М., 1975.

61. Социальная психология / Под ред. Е.С.Кузьмина и В.Е.Семенова. Л., 1985.

62. Социальная психология личности / Под ред. М.И.Бобневой и Е.В.Шороховой. М.: Наука, 1979. 62а. Социальная психология: саморефлексия маргинальности. Хрестоматия. М.: 1995.

63. Теоретические и методологические проблемы социальной психологии / Под ред. Г.М.Андреевой и Н.Н.Богомоловой. М.: МГУ, 1977.

64. Трусов В. П. Социально-психологические исследования когнитивных процессов. Л.: ЛГУ, 1980.

65. Уманский Л.И. Поэтапное развитие группы как коллектива // Коллектив и личность. М., 1975.

66. Человек и его работа / Под ред. А.Г.Здравомыслова, В.А.Ядова, В.П.Рожина. М.: Мысль, 1967.

67. Челпанов Г.И. Психология и марксизм. М , 1924.

68. Челпанов Г И. Социальная психология или «условные рефлексы»? М.. 1926.

69. Челпанов Г.И. Спинозизм и материализм. (Итоги полемики о марксизме в

психологии). М., 1927.

69а. Шестопал Е.Б. Очерки политической психологии. М., 1990

70. Шихирев П.Н. Современная социальная психология в Западной Европе / Отв. ред Е В Шорохова. М.: Наука, 1985.

71. Шихирев П.Н. Современная социальная психология США. М.: Наука, 1979.

72. Эткинд А. Эрос невозможного. История психоанализа в России. СПб.: Медуза, 1993.

73. Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. М • Наука, 1987.

73а. Ядов В А Социальная идентичность личности. М., 1994.

74. Яковлев А.М. Преступность и социальная психология. М.: Юридическая литература, 1971.

75. Ярошевский М.Г., Выготский Л.С. В поисках новой психологии. СПб., 1993.

76. Ярошевский М.Г.История психологии. М.: Мысль, 1985.

77. McDougall W. Introduction to social psychology. London: Methuen, 1908.

78. Russen und Deutsche. Alte Feindbilder weichen neuen Hoffnungen. Hrg. H.-E. Richter, Hamburg: Hoffman und Campe, 1990.

79. Ross EA. Social psychology. N.Y.: Macmillan, 1908.

80 Stephan C. W., Stephan W G. Two social psychologies. Belmont, California, 1990.

 

Раздел пятый. Исследования населения: демографические процессы, семья, быт, досуг и условия жизни
Глава 20. Исследования демографических процессов и детерминации рождаемости (О.Захарова)

Вводные замечания

Демография традиционно развивалась в России как статистическая дисциплина, опирающаяся на соответствующие методы исследования (статистические, математические). До начала 60-х гг. XX в. такие термины, как «поведение», «мнение», «потребности», «ценностные ориентации» и т.п., не входили в понятийный аппарат и лексикон профессиональных демографов, кадры которых формировались из числа статистиков, экономистов, географов, социал-гигиенистов, медиков.

В отличие от других социальных наук демография, базировавшаяся на достаточно богатой статистической основе, долгое время не испытывала большой потребности в иных выборочных источниках информации. Если выборочные исследования и проводились, то лишь для решения сугубо практической задачи — уточнения данных текущей регистрации демографических событий, традиционно страдавшей от неполноты и иных организационных и содержательных дефектов. Лишь начиная с 60-х гг. этим обследованиям было придано новое звучание. Они стали источником данных об эволюции норм детности и репродуктивного поведения.

В периодизации истории развития социолого-демографических исследований в России необходимо учесть следующее. Данные о ее демографическом развитии вплоть до конца XIX в. довольно скудны и отрывочны, страдают неполнотой, часто плохо сопоставимы. Только первая Всероссийская перепись 1897 г. предоставила достаточно полную и достоверную информацию о половозрастном и брачно-семейном составе населения Российской Империи, о социально-экономическом статусе и конфессиональной принадлежности ее граждан.

Разработка ее материалов впервые позволила рассчитать таблицы дожития и определить продолжительность жизни населения страны, а также дала мощный импульс развитию методов статистического изучения демографических процессов. Военные, политические и социальные перипетии и катаклизмы первых двух десятилетий XX в. в значительной мере подорвали развитие отечественной демографической статистики, и лишь в 20-е гг. началось ее возрождение. Таким образом, несмотря на огромный вклад ученых дореволюционной эпохи в прогресс российской демографии, говорить о собственно научном исследовании проблем воспроизводства населения (рождаемости и смертности) можно лишь начиная с послереволюционного периода. В то же время история статистического учета населения в дореволюционный период охватывает два столетия и дает достаточно богатый материал для исследований, характеризует развитие Российского государства.

В истории демографических исследований в России можно выделить четыре этапа: первый — с начала XVIII в. до 1917 г., когда налаживался собственно учет населения и делались первые попытки описания закономерностей его развития; второй — 20—30-е гг., когда развитие демографической науки основывалось на традиционных статистико-математических методах; третий — 50—70-е гг. — возрождение демографических исследований и зарождение и развитие отечественной демографической социологии; четвертый — с начала 80-х гг. до нашего времени — характеризуется постепенным угасанием интереса как к теоретическим проблемам демографии, так и к проведению социолого-демографических исследований в различных областях.

Важно подчеркнуть, что не все области демографии развивались равномерно. Так, исследования смертности и здоровья населения носили преимущественно статистико-математический характер; в 20—30-е гг. им уделялось огромное внимание. Позднее, начиная с середины 60-х гг., когда рост продолжительности жизни прекратился и ситуация начала достаточно радикально ухудшаться, исследования были фактически прерваны из-за полного прекращения публикации данных о динамике смертности, ее региональных особенностях, структуре по возрастам и причинам смерти. Работы, посвященные этой проблематике (в том числе и исследования здоровья населения), носили закрытый характер, и можно насчитать крайне ограниченное число публикаций, содержащих либо устаревшие, либо локальные данные, либо данные по зарубежным странам. Исключением всегда оставались труды сотрудников отдела демографии НИИ ЦСУ СССР, поскольку их ведомство обладало монополией на информацию и строго контролировало доступ к ней всех потенциальных конкурентов. Только с конца 80-х гг. альтернативные исследования в этой области оживились, но их статистико-математическая направленность сохранилась.

Крайне мало и работ, посвященных проблеме брачности, которая традиционно рассматривалась в отечественной демографии как фактор рождаемости (дифференциации числа детей у женщин, состоящих и не состоящих в браке). Более фундаментально особенности брачности анализировались в рамках социологии семьи.

В связи с этим преимущественный акцент на исследовании рождаемости и репродуктивного поведения в данном разделе представляется нам оправданным.

И последнее, на чем необходимо остановить внимание. Когда мы говорим об исследованиях демографических проблем в России в определенный период времени (с 1917 г. до 1991 г.), мы обычно подразумеваем некий исследовательский процесс, имевший место в СССР. Это и правильно, и неправильно одновременно. Дело в том, что все более или менее серьезные научные школы по изучению демографических феноменов никогда не существовали за пределами современной территории России. Это не означает, что за пределами России вообще не было центров, занимающихся исследованием проблем населения; такие центры существовали в Минске, Киеве, Риге и в других республиканских столицах бывшего СССР (в основном благодаря ученым-лидерам: в Минске — А.А.Ракову; в Киеве — С.И.Пирожкову, В.П.Пискунову; в Риге — Б.Межгайлису, П.Звидриньшу и т.д.). Одновременно существовало и определенное разделение труда: Москва и С.-Петербург (Ленинград) преимущественно занимались подготовкой кадров и разработкой общесоюзных исследований населенческой проблематики, регионы (республики бывшего СССР), в значительной мере используя оригинальные образцы методик, занимались изучением внутренних демографических проблем.

В результате сложилась странная ситуация: Россия была центром демографических исследований в то время, как сама практически никогда не становилась объектом изучения как самостоятельная демографическая совокупность. До начала 90-х гг. можно найти лишь единичные работы, посвященные демографическому развитию России в целом или внутрироссийской региональной проблематике. При этом речь идет, как правило, о диссертациях, а не об открытых публикациях. Одним из исключений может считаться коллективная монография, выпущенная в 1976 г. под редакцией Л.Л.Рыбаковского [66].

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...