Главная Обратная связь

Дисциплины:






ТАНКИ ПОШЛИ НА ЗАПАД



17 июля 1942 г. части 62-й армии, взятой из резерва Главного командования, вступили в бой в излучине Дона с передовыми частями группировки германских войск под командованием бывшего заместителя Ф.Гальдера, генерала Паулюса. Этим днем датируется начало Сталинградской битвы. Она продлилась до первых дней февраля 1943 г. С обеих сторон в ней участвовало до двух миллионов человек. С 17 июля по 17 августа немцам удалось продвинуться не более чем на 60-80 км. Немецкая армия во многом уже ослабла. По сведениям англичан, дивизии представляли собой половину штатного состава. И все-таки враг , благодаря умелым маневрам и военному искусству Манштейна и Паулюса, медленно приближался к Сталинграду. Немцы форсировали Дон и 23 августа немецкие танки вышли к Волге на северной окраине Сталинграда. В тот же день немецкая авиация начала массированные бомбардировки города и с этого времени город был объят пламенем. 12 сентября немцы прорвались и на южную окраину Сталинграда. С этого времени борьба уже шла непосредственно в самом городе. В те времена это была узкая полоска городских кварталов, вытянувшаяся по правому берегу реки примерно на 60 км. Перед войной в городе проживало 500 тыс. жителей. На улицах воздвигались баррикады, которые задержали движение танков и немцы потеряли такое преимущество, как танковые маневры.

На этой узкой полосе земли окопались солдаты 62-й армии. Они были прижаты спиной к Волге. Город был объят пожаром, причалы разбиты, немецкая авиация уничтожала все суда, появлявшиеся на подступах к городу. Но армия держалась - держалась чудом и волей генерала Чуйкова, только что вернувшегося из Китая, где он был советником при правительстве Чан Кай-ши. Прибыв в Сталинград, Чуйков уже не покидал его до конца битвы. Его командный пункт находился в 200-300 м от вражеского переднего края и ему не раз приходилось менять его из-за попаданий вражеских снарядов и бомб.

Пламя пожаров поднималось на несколько сот метров. Земля и небо содрогались от разрывов. Здания рушились, падали стены, плавилось железо. Казалось, все живое здесь гибнет, но люди держались. Немцы натолкнулись на непреодолимую стену воли, мужества, стойкости, патриотизма. Бои в Сталинграде велись с предельным ожесточением на протяжении всего сентября. За время сражения в городе ни на одну минуту не было передышки. Немцам не удалось подавить очаги сопротивления. Последнее наступление Паулюс начал 11 ноября. Ему удалось выйти к Волге в третьей точке и в последний раз попытаться поколебать оборону защитников города, но безуспешно.

Сражались за каждую улицу, каждый дом, потом внутри каждого дома за каждый этаж, каждую квартиру и подвал. Заводы были превращены в груды битого кирпича и бетона, но и среди руин шли бои за каждый метр пространства. Советские войска довели искусство боя в городе до совершенства. Вместо обычных подразделений они действовали мелкими ударными группами по 4-5 человек. Оставшиеся в городе жители участвовали в боях наравне с солдатами, и в конечном счете их зачисляли в состав частей.



Обе стороны несли большие потери. Для немцев это были невосполнимые потери. Уже были утрачены призывники 1924-1925 гг. Каждый день они теряли сотни солдат. Бои в Сталинграде для немцев оборачивались еще непрерывным и усиливающимся моральным износом войск. Наступала зима, начались холода, ударили первые морозы, войска не имели теплого обмундирования, не подготовлены были даже перчатки. Сталинград стал "адом" для немецких солдат и офицеров, терявших здесь последние остатки боевого духа. Было ясно, что армия второй зимы в России не переживет. Между тем, день ото дня возрастал героический дух защитников города, воодушевленных близким переломом в ходе борьбы и гордостью за совершаемый подвиг. Оборона Сталинграда вошла в мировую историю как символ безграничной верности Родине, воинскому долгу и героизма.

19 ноября 1942 г. с трех фронтов началась контратака советских войск. Свежие, хорошо подготовленные и вооруженные части трех фронтов - Юго-Западного, Донского и Сталинградского без труда опрокинули деморализованные немецкие и румынские части и уже через четыре дня у поселка Советский близ Калача встретились, завершив окружение врага. В "мешке" оказалось 300 тыс. фашистских войск. Немцы пытались спасти окруженные войска. Эта операция была поручена группе армий под командованием искусного генерала Манштейна, перед которым была поставлена задача прорвать кольцо советского окружения и соединиться с Паулюсом.

Однако, советское командование предусмотрело такой ход и подготовило мощный ответ. Была подготовлена 2-я гвардейская армия под командованием генерала Малиновского. Она выросла перед армией Манштейна как из-под земли и отбросила ее. Расстояние между основной армией гитлеровцев и армией Паулюса увеличивалось с каждым днем и скоро стало ясно, что группу армий Паулюса не спасти. Она оказалась под железным замком двойного окружения. Кроме того, по армии Манштейна был нанесен удар с юга и 16 декабря был прорван фронт в среднем течении Дона, который три месяца назад форсировал Паулюс. Окруженные и разбросанные по степи солдаты Манштейна массами гибли в открытой заснеженной степи. В германской армии наблюдалась полная дезорганизация, армия гибла по вине своих генералов.

Несмотря на безнадежность положения, немцы упорно сопротивлялись. Голодные, обмороженные, снабжаемые лишь с воздуха, части Паулюса продержались до конца января. 26 января был нанесен заключительный завершающий удар советских войск. Гитлер требовал продолжать сопротивление. Паулюс был возведен в фельдмаршалы. 31 января он был взят в плен вместе со всем своим штабом в подвале универмага. 2 февраля сложили оружие последние группы сопротивлявшихся немцев. Германия лишилась наиболее боеспособной армии. В плен было взято 220 тыс. человек, германская армия потеряла большое число военной техники - танков, орудий, самолетов, боеприпасов.

Сталинградская битва завершилась победой советского оружия. Советская армия научилась воевать и побеждать. Генералы и маршалы использовали все тонкости военного искусства, тактические приемы современного боя, где действуют и взаимодействуют все рода войск в едином движении к разгрому врага. Это было главным достижением советской армии. Сталинградская битва стала поворотным пунктом в ходе второй мировой войны. Впервые немцы потеряли в окружении цвет своей армии. Германия стояла в начале своей катастрофы. Советская армия обрела победный порыв, высокий боевой дух, ведущий к победе. Гитлер впервые понял, что проиграл войну и теперь все его решения носили характер конвульсий, а не осмысленных действий.

Во всем мире победа под Сталинградом произвела ошеломляющее впечатление. Подавленная фашистским гнетом Европа воспрянула духом. С этого времени начинается подъем национально-освободительной антифашистской борьбы против гитлеризма, которая имела не меньшее значение, чем второй фронт западных союзников. Во Франции "Сражающаяся Франция" и отряды коммунистов (маки) расширили масштабы партизанской борьбы, широко развернулось коммунистическое движение в Италии, Югославии, Греции, Албании, Болгарии. В Германии активизировалось подпольное движение, направленное против Гитлера. Европейское антифашистское движение стало одним из важнейших факторов во второй мировой войну. Его ряды ширились и оно усиливало пораженческое настроение в самой Германии.

Между тем, советские войска развивали свои боевые успехи. Наступление продолжалось беспрерывно. На севере была частично прорвана блокада Ленинграда. В районе Острогожск-Россоши была окружена еще одна группировка немецких войск. 7 февраля был освобожден Белгород, днем позже Курск. 15 февраля освобожден Харьков. Страх перед окружением, который стал после Сталинграда господствовать над немецким командованием, побудил немцев оставить город, едва стала вырисовываться опасность оказаться "в мешке".

Гитлер стал готовиться к реваншу, хотя логика событий и все растущая мощь советской армии подсказывали единственный выход - полное отступление, как это сделал Наполеон в 1812 г. Французский император сумел предотвратить тогда ликвидацию государства, сохранить нацию и Францию. Для Гитлера такая простая логика - логика самосохранения была совершенно чужда. Американские спецслужбы еще во время второй мировой войны поручили доктору из Гарварда Генри Мюррею дать психоаналитическую характеристику Гитлеру. В своем докладе в Управление Стратегической Службы (УСС) доктор Мюррей предсказал, что Гитлер покончит жизнь самоубийством. Это предсказание сбылось. Мюррей писал также: "В нем господствует мощная побудительная сила пожертвовать собой и всей Германией для мстительного уничтожения западной культуры и умереть, затащив с собой всю Европу в пропасть". Он страдал шизофренией, раздвоением личности, истерией, паранойей. После того, как стало ясно, что Европу в пропасть затащить не удастся, он пытался сделать это с германским народом.21

Одной из главный причин побед советских войск в Сталинграде явилось превосходство советской военной техники. Массовое появление танков Т-34, новых самолетов-штурмовиков Ил-2, прозванных летающими танками, и в особенности штурмовых бомбардировщиков Пе-2 ("пешка"), повергло в шок немецкое командование. Отставание в технике немцам было в новинку и Гитлер приказал Круппу изготовить танки для решающего, как он выражался, летнего сражения. Гитлер требовал во что бы то ни стало победы на Восточном фронте. В Италию ожидалось вторжение союзников, северный африканский фронт находился в критическом состоянии. За зиму Германия потеряла в Советском Союзе почти 700 тыс. солдат и офицеров. Только громкая победа могла поддержать пошатнувшийся престиж германских вооруженных сил. Победить или умереть - таков был его главный лозунг.

Гитлер готовил летом 1943 г. новое наступление на Курском плацдарме. Крупп изготовил для него новые танки "Тигр", "Пантера" и самоходную орудийную установку "Ягдпанцер". Они должны были сыграть решающую роль в борьбе против танков Т-34. Это были движущиеся бронированные крепости. "Тигр" весил 60 тонн, "Пантера" - 45 тонн и "Ягдпанцер" - 50 тонн. Большое значение Гудериан придавал последней - на ней была установлена 100 мм пушка, которая должна была пробивать броню Т-34. Эта установка получила название "Слон". За короткое время заводы Круппа произвели нужное количество таких бронированных чудовищ. Верховное командование вермахта разработало операцию "Цитадель". Ее осуществление было поручено группе армий "Юг", командующим которой был назначен фельдмаршал Манштейн. Под его командованием было сосредоточено 37 танковых дивизий, 2 мотодивизии и 18 пехотных, с их помощью ему предстояло овладеть всей территорией между Орлом на севере и Белгородом на юге. Гитлер питал непоколебимое доверие к крупповским "пантерам", "тиграм" и "слонам". Своему окружению он предсказывал, что эта новая немецкая техника "воспламенит воображение мира".

Немцы начали наступление под Курском 5 июля. Советское командование имело точные сведения не только о дне немецкой атаки, но и о часе. Разведка сделала свое дело. Были точно определены места сосредоточения немецких частей, направление ударов. Все было готово к встрече. Для немецких танков были заготовлены сюрпризы. Советские заводы изготовили потрясающие артиллерийские самоходные установки со 122 мм пушкой и инфракрасным прицелом. Советская авиация имела троекратное превосходство, ее главную ударную силу составляли Ил-2 штурмовики (летающие танки), которые вели боевые действия на высоте 30-40 м, уничтожая прицельным огнем бронированную технику врага. Немцы натолкнулись на ожесточенное сопротивление и хорошо организованную оборону. 122 мм орудия разбивали "тигры" и "пантеры" как яичную скорлупу. Сражение продолжалось до 22 июля. Немцы потеряли 70 тыс. солдат и офицеров убитыми и 2900 танков. Советская авиация имела полное превосходство в воздухе, уничтожая все, что было на земле и в воздухе.

Гитлеровская операция "Цитадель" обернулась для немцев катастрофой. От Орла до Белгорода сожженная земля была забита обломками лучшей стали с заводов Круппа. Разбитые танки пошли на переплавку на советские танковые заводы. Советская армия перешла в наступление и теперь она шла безостановочно до Берлина, Вены, Будапешта и Белграда. Советские производители танков одержали победу над лучшими танковыми заводами Европы - Круппом, Шкодой, Ле Крезо, а советское командование приобрело боевой опыт разгрома немецких войск путем искусных тактических маневров. Вся военная машина СССР приобрела качественное превосходство по всем компонентам.

Начиная со второй половины августа на всем фронте от Великих Лук до Черного моря советская армия находилась в движении, нанося все новые удары по врагу. Гитлеровская армия пыталась цепляться за любое естественное препятствие, которое попадалось им на пути. При уходе из населенных пунктов гитлеровские части имели приказ уничтожать все, что могло представлять какую-нибудь ценность. Часть материальных ценностей вывозилась в Германию. Крупп вывез только из Харькова заводского оборудование свыше 100 вагонов. 21 сентября первые советские части вышли к Днепру, 25 сентября был освобожден Смоленск. 6 ноября - Киев. Войска-освободители вышли к границам Белоруссии, а 25 ноября вступили в Гомель.

Западные союзники тем временем готовились к операции в Италии. В ночь на 9 июля союзные войска начали высадку в Сицилии. Не встречая здесь особого сопротивления, они быстро продвигались на север острова. Главные потери были от малярии. Войска несли серьезные потери от этой болезни. К концу июля итальянский гарнизон острова полностью разбежался, сопротивление оказывали лишь немецкие части, да и то местами. Всего в операциях на Сицилии участвовали 13 дивизий союзников, им противостояли 9 итальянских и две немецкие дивизии. 17 августа операция была завершена без особых проблем.

В самой Италии летом 1943 г. происходили очень важные события. Полный разгром 8-й итальянской армии, находившейся на советско-германском фронте, и поражение в Северной Африке, рост освободительного движения в самой Италии вынудили правящие круги Италии свергнуть Муссолини (25 июля, по приказу короля, он был арестован). Формирование итальянского правительства было поручено маршалу Бадольо. Он приступил к переговорам с Англией и США об условиях перемирия и возможности заключения сепаратного мира. Штаб Эйзенхауэра разработал условия мира. Советский Союз был поставлен в известность, советское правительство, одобрив условия, дало от своего имени ему полномочия на подписание их. 29 сентября Эйзенхауэр и маршал Бадольо подписали условия капитуляции Италии, а 13 октября Италия объявила войну Германии. В связи с этим СССР, США и Англия объявили ее совместно воюющей стороной. Начался распад гитлеровской коалиции.

Итальянская кампания стала легкой и приятной прогулкой союзников по прекрасной стране с отличным климатом. У Черчилля возникла идея продолжить такую "легкую" войну и вообще отказаться от высадки на севере Франции. На совещании с Эйзенхауэром перед высадкой в Сицилии он предлагал ему рассмотреть возможности дальнейшего развития событий после захвата острова. Эйзенхауэр писал, что "Черчилль был в ударе, когда красноречиво рисовал в розовых красках картину тех возможностей, которые, как он предвидел, откроются для нас с захватом Сицилии"22. Все, конечно, понимали о каких возможностях говорил Черчилль - он был против второго фронта на севере Франции. С захватом Сицилии он рассчитывал продолжить эту легкую войну, предоставив Германии и Советскому Союзу уничтожать друг друга. Вскоре начальник английского генерального штаба генерал Брук в частной беседе с Д.Эйзенхауэром открыто сказал, что "премьер-министр был бы рад пересмотреть планы наступления через Ла-Манш, и причем основательно, чтобы исключить эту идею из принятой союзниками стратегии"23. Используя любые средства, Черчилль стремился избежать высадку десанта через Ла-Манш. Сицилия и Италия были для него альтернативой второму фронту в Западной Европе и он всячески пытался втянуть американцев на этот путь облегченной войны - без особых потерь, без напряжения финансовых ресурсов и главное - затягивания войны.

Западные союзники также не горели желанием открывать второй фронт. Генерал де Голль, который, в первую очередь, должен был бы стремиться вступить в сражение за Францию на французской территории, никогда во встречах с Черчиллем или Рузвельтом не упоминал о вторжении во Францию. Его больше волновала судьба французской империи. Франция это не только Франция, но прежде всего ее заморские территории, говорил он. Без этих колоний и своей колониальной империи, полагал он, Франция не сможет считаться великой державой и играть решающую роль в международных отношениях. Он жил постоянно в Лондоне, здесь же располагалась штаб-квартира "Сражающейся Франции", а за проливом Ла-Манш находилась Франция. Там сражались коммунисты и партизанские отряды. Коммунисты тысячами гибли в сражениях против фашистов, коммунистическую партию Франции называли партией расстрелянных, т.к. практически весь состав Центрального комитета был расстрелян гитлеровцами. В это же время генерал де Голль проводил время в интригах, малозначимых переговорах об ассамблеях, будущих министрах, будущей своей роли в политической жизни Франции.

Блокирование второго фронта являлось новым изданием мюнхенской политики. Главной сутью этой политики, как известно, было военное столкновение Германии и Советского Союза. Практически это удалось, хотя с некоторыми издержками (разгром Франции, захват Бельгии и Голландии и др.), но их не принимали в расчет. Главная цель была достигнута. Черчилль теперь стремился развить успех. Его планы преследовали три цели: 1) максимально затянуть войну на Востоке с тем, чтобы максимально ослабить Советский Союз и, возможно, развалить его; 2) захватить под свой контроль Балканы до прихода советских войск; 3) диктовать Советскому Союзу условия послевоенного мира на выгодных для Запада условиях. Ни одной из целей он не добился и проиграл свою войну и карьеру. В то же время война ускорила индустриализацию СССР. Выросла экономическая и военная мощь. Руководство СССР осознавало, что именно Советский Союз сокрушил Германию и не собиралось поступаться своими интересами и завоеваниями. Мощное непреодолимое движение советской армии на запад с каждым днем разрушало основы черчиллевских планов. Ситуация быстро менялась и западные державы вынуждены были вносить коррективы в своих отношениях с Советским Союзом.

 

Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (19-30 октября 1943 г.)

 

Приближение советских войск к государственной границе Советского Союза свидетельствовало о том, что война близится к завершению и для правящих кругов западных союзников становилось ясным, что Советская армия сможет и без их помощи изгнать оккупантов со своей территории и приступить к освобождению народов Европы. Военно-политическая и стратегическая ситуация быстро менялась и западные союзники вынуждены были пересмотреть проводимую ими до сих пор "периферийную стратегию", предусматривавшую проведение операций в районах, удаленных от фашистской Германии, проводя легкие войны, приводившие к затягиванию начала крупных военных действий вблизи рейха. Впервые они осознали, что дальнейшее промедление с вторжением в Европу имеет для них серьезные последствия. СССР мог оккупировать Восточную и Центральную Европу и, соответственно, установить там свои порядки и политические структуры. Разгром фашизма открывал перспективы революционных преобразований на этой территории. В создавшихся условиях США и Англия считали необходимым начать переговоры с советским руководством, во время которых обсудить с ним, наряду с вопросами, связанными с военными действиями, различные проблемы послевоенного европейского устройства с тем, чтобы еще до окончания войны связать Советский Союз определенными обязательствами и обеспечить себе прочные позиции в послевоенной Европе.

Советский Союз также придавал большое значение послевоенному устройству мира и установлению такого порядка в Европе, который полностью исключал бы возможность новой агрессии со стороны Германии и обеспечивал бы собственную безопасность. Было ясно, что советское руководство, добиваясь укрепления сотрудничества трех держав в борьбе против фашизма, в то же время было полно решимости не допустить на своих западных границах режимов, враждебных Советскому Союзу, и повторения ситуации, сложившейся перед второй мировой войной.

В течение сентября-октября 1943 г. главы трех правительств договорились созвать конференцию министров иностранных дел в Москве для выработки практически-подготовительных рекомендаций, которые могли бы стать основой для принятия решений на уровне глав государств.

Конференция проходила в Москве с 19 по 30 октября 1943 г. Делегацию СССР возглавлял Молотов, в состав делегации входили Литвинов и Лозовский - выдающиеся деятели мирового коммунистического движения; делегацию Англии возглавлял А.Иден, а США - К.Хелл, государственный секретарь США. Московская конференция была отмечена обоюдным стремлением представителей западных союзников и Советского Союза найти общие основы для позиций по различным проблемам мирового устройства и международных отношений. Здесь не было стремления к превосходству какой-либо сторон или поиска повода для конфликтов, а господствовала идея работы над более четкими формулировками и утверждением принципов, а не второстепенных суждений. Большим плюсом в работе конференции было участие английского министра иностранных дел А.Идена, у которого в политике преобладал здравый смысл, побуждавший считаться с реальными обстоятельствами и во многом расходившийся с оскорбительным высокомерием У.Черчилля.

Если Сталинград был рождением новой армии, способной решать стратегические задачи мировой войны, то Московское совещание отмечено формированием новой советской дипломатии, которой суждено было сыграть блистательную роль в политическом обеспечении победы над общим врагом. Она проявила твердость в обеспечении национальных интересов своего государства, не дав западным державам навязать свою волю в решении важных задач ведения войны и утверждения послевоенного мирового порядка. Твердость в обеспечении принципиальных позиций, гибкость в осуществлении тактических задач, откровенность в суждениях, открытость в отношениях с другими делегатами, неординарность, замечательная дипломатическая подготовленность, высокий интеллект, политическая зрелость - все эти качества заставили западных дипломатов во многом изменить свои позиции и вести переговоры с советскими дипломатами не с позиций собственного превосходства, а как с равными партнерами, с которыми связывают общие интересы. А.Иден на заключительном заседании даже отметил, что за время конференции "он убедился, что советские представители хорошо умеют вести переговоры"24.

Главной сложностью конференции было расхождение практически по всем проблемам Запада и Советского Союза. Это была встреча двух противоположных систем, двух противоположных подходов в мировой политике и дипломаты должны были найти общие точки соприкосновения, разработать общие принципы решения сложных проблем, учитывая взаимные интересы. За десять дней дискуссий, монологов и диалогов это им удалось достигнуть.

Большой победой советской дипломатии было то, что конференция состоялась в Москве, хотя первоначально западные державы требовали, чтобы она состоялась в Лондоне. Это дало возможность бессменно председательствовать на конференции Молотову, который справился со своей ролью председателя весьма плодотворно. Единство антигитлеровской коалиции было главной целью работы конференции, а компромисс стал ее душой. Молотову удалось осуществить эту главную стратегическую линию. Во многом ему помог его заместитель, бывший генеральный прокурор СССР, блистательный юрист-международник, поляк по национальности, коммунист-палач по профессии, академик А.Я.Вышинский.

Все содержание работы конференции представляло собой дипломатию высшего класса. Благодаря предварительной подготовительной работе, проведенной в переписке глав государств, не было ни одного вопроса, вызывавшего возражение. Речь шла о принципах, формулировках, компромиссах, учете взаимных интересов во имя общих целей. Шла борьба по устранению из дипломатических документов всех неясностей или, по крайней мере, уточнению тех мест, которые могут дать повод к таким неясностям. Это были трудные поиски самоограничений со стороны великих держав-победительниц во избежание злоупотреблений в послевоенном мире. Две системы искали путь к взаимопониманию в мировой политике.

На конференции состоялись "исчерпывающие и искренние дискуссии" по широкому кругу вопросов, но были четыре проблемы, по которым развернулись острые споры с полемическим задором. Такими вопросами были: открытие второго фронта, проблема Германии после войны, проблема Польши и общие принципы утверждения международных отношений в Европе после войны.

Советская сторона мало верила в осуществимость второго фронта, т.к. нежелание западных союзников ввязываться в европейскую войну было очевидным. В операции "Торч" американцы потеряли всего 192 солдата, а англичане и того меньше, лучшего для них и желать было нечего - вроде воюют, а потери незначительные. Не война, а бизнес. Но для советской дипломатии второй фронт стал средством политической борьбы против продолжения мюнхенской политики и попыток западных союзников воспользоваться плодами побед советских вооруженных сил и предъявить свои претензии на участие в послевоенном устройстве Европы. На правах союзника, на правах победителя, без потерь и без жертв.

Интересно отметить предложения по повестке дня, выдвинутые тремя державами. Американцы выдвинули четыре предложения, главным из которых была декларация четырех держав (включая Китай) об обращении с Германией и ее сателлитами в период перемирия. Иден предложил 12 пунктов, включая общую политику относительно Турции, Персии, отношения между СССР и Польшей и политику в отношении Польши вообще и другие. Западные союзники даже и не думали рассматривать вопрос о втором фронте, видимо, рассчитывая отложить его на неопределенный срок, до подходящего момента, когда германская армия будет окончательно разгромлена на Восточном фронте и второй фронт превратится в триумфальную победоносную прогулку по Франции с заходом в Париж и вторжением в Германию под белые флаги капитуляции.

Но советская сторона выдвинула лишь одно предложение - "о мерах по сокращению сроков войны против Германии и ее союзников", т.е. вопрос об открытии второго фронта и для Идена было ясно с самого начала, что она не будет обсуждать какой-либо вопрос без решения этого.

По общему пожеланию английской и американской делегаций Молотов председательствовал на конференции. Он провел конференцию с тактом и холодным расчетом. Благодаря его переговорному искусству, конференция не закончилась провалом, но и положительных решений было мало.

По главному вопросу, представленному советской делегацией, не было принято определенного решения. Западные державы обещали осуществить вторжение во Францию через Ла-Манш весной 1944 г. Впрочем, такие невыполненные обещания западные державы давали и раньше. Произошел полезный дипломатический обмен мнениями по ряду других вопросов, поднятых западными державами. Были выяснены позиции сторон по ряду актуальных проблем, касавшихся главным образом послевоенного устройства мира.

Молотов отверг попытку английской стороны принять обязательства о предварительной консультации при заключении договоров или соглашений с малыми европейскими державами. Советская сторона сохранила за собой право заключать такие договоры и соглашения с пограничными государствами, не ставя это в зависимость от консультации и согласования с Англией или США, поскольку такого рода соглашения касаются вопросов непосредственной безопасности Советского Союза.

Острая дискуссия возникла вокруг предложения США в отношении политики трех держав к Германии после победы. США предлагали расчленить Германию и поощрять в ней сепаратные движения, которые могли бы разрушить единое германское государство и создать на его месте ряд мелких государств. Иден поддержал американскую идею. Он предложил, в первую очередь, отделить Пруссию от Германии. Молотов отверг американское предложение. Он предложил не выступать об этом раньше времени. Это могло бы способствовать сплочению немцев, т.к. подобное заявление могло бы полностью изменить характер войны, она превратилась бы для немцев в войну за сохранение единства нации, государства, в войну против унизительных условий существования. Аргументы Молотова заслуживают внимания. Он говорил: "Мы не заинтересованы в том, чтобы сплачивать немцев в той борьбе, которую они ведут против нас; мы не заинтересованы в том, чтобы играть на руку Гитлеру путем подталкивания немцев к сплочению. В этом вопросе Советский Союз занимает особое положение. Поскольку германские войска все еще находятся на значительной части территории Советского Союза, мы особенно чувствуем потребность в том, чтобы сокрушить гитлеровскую армию и выбросить ее с нашей территории. Поэтому все, что может служить сплочению немцев, все, что может содействовать укреплению дисциплины в германской армии, все, что может быть на руку Гитлеру - все это должно быть исключено"25.

Замысел западных держав был совершенно очевиден. Они не собирались расчленять Германию или ослаблять ее после войны, она была слишком нужна для западных политиков в их антисоветской политике, которая, наверное, нашла бы продолжение в послевоенном мире. Побежденная Германия, наверное, стала бы послушной игрушкой в их руках. Идея расчленения Германии была пропагандистским приемом, направленным на обострение советско-германского конфликта. Рассчитанная на эмоции советского руководства, разжигание чувства мести и возмездия, она могла привести к новому витку в мировой войне и усугубить ее результаты. До сих пор война со стороны Советского Союза была освободительной и справедливой, а со стороны Германии захватнической, но подписание декларации о расчленении Германии перевернуло бы ее суть и германский народ справедливо расценил бы войну как борьбу за независимость и целостность своей родины. Аргументы Молотова были убедительными. В них был тайный намек на связь обоих действий западных держав - отказ открыть второй фронт и тем самым затягивать войну и, с другой стороны, предлагать решения, которые открыто направлены на усиление сопротивления немцев. Иден и Хелл решили не настаивать на американском предложении.

Для обеспечения более тесного сотрудничества между тремя государствами при изучении европейских вопросов, возникших в ходе войны, участники конференции решили создать Европейскую консультативную комиссию (ЕКК) в Лондоне, которая должна была разрабатывать соответствующие рекомендации трем правительствам.

Министры приняли декларации о всеобщей безопасности, об Италии и об Австрии. Была опубликована также Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства, подписанная И.В.Сталиным, Ф.Рузвельтом и У.Черчиллем.

Несмотря на то, что конференция не приняла определенного решения по главному вопросу - второму фронту, тем не менее работу Московской конференции следует считать успешной. Прежде всего, это была первая встреча министров иностранных дел основных держав антигитлеровской коалиции. Впервые представители СССР, США и Англии сели вместе за стол переговоров, чтобы в обстановке взаимного уважения и понимания обсудить не только важные вопросы, касающиеся войны, но и различные политические проблемы, относящиеся к послевоенному устройству мира. Происходившие на конференции дискуссии показали, что, несмотря на имевшиеся расхождения по отдельным пунктам повестки дня, три союзные державы, при наличии доброй воли, могут придти к согласию и выработать на взаимоприемлемой основе решения, способствующие укреплению сотрудничества между государствами-участниками антигитлеровской коалиции. У.Черчилль особо отмечал: "Те, кто участвовал на конференции, отмечали гораздо более дружественную атмосферу, как официально, так и неофициально, чем когда-либо существовала прежде". И далее он подчеркивал: "Мы имели все основания быть довольными ее результатами. Нам удалось сгладить многие шероховатости и трения, сделать практические шаги для дальнейшего сотрудничества, открыть путь к скорейшей встрече глав трех великих союзных держав и преодолеть главный тупик в нашей работе с Советским Союзом"26.

Московская конференция подготовила условия для организации первой встречи глав государств - СССР, США и Англии, которая состоялась в конце ноября 1943 г. в Тегеране.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...