Главная Обратная связь

Дисциплины:






Движение Сопротивления



 

22 мая 1943 г. Коминтерн был распущен. Была завершена 24-летняя история центра коммунистического движения, сыгравшего немалую роль в мировой политической истории. Коммунисты были бескомпромиссными борцами против фашизма и внесли большой вклад в его поражение. Сохранение центра коммунистического движения, откуда поступали инструкции, с которыми были связаны организационно коммунистические организации, оказывало тормозящее действие на инициативу коммунистов, препятствовало расширению связей с широким спектром социальных и политических сил. Каждая партия должна была действовать по собственному усмотрению, в соответствии с национальными объективными условиями. Это помогло установлению движения сопротивления, где коммунисты воевали совместно с демократами, либералами, представителями мелкой буржуазии, т.е. со всеми патриотическими силами.

Рузвельт на Тегеранской конференции полушутя спросил, а как же насчет революций в мировом масштабе. Сталин ответил ему, что русская революция показала, насколько тяжелы и сложны революции и только русский народ мог вынести ее. Было видно, что роспуск Коминтерна означал отказ от революционной фетишизации исторического процесса. И последующие события показали резкий поворот Советского государства в мировой политике. Советская армия вступала в Европу с ее демократическими и либеральными традициями и надо было искать формы сосуществования с освобожденными народами, не затрагивая их национальных чувств, традиций, сформировавшихся политических институтов. Решение о роспуске Коминтерна показало, что Советское правительство не стремилось революционизировать освобожденные страны и народы и насаждать советские режимы.

Роспуск Коминтерна усилил борьбу коммунистических партий за создание движения сопротивления на широкой основе. Антифашистское движение, начавшееся в Испании, переросло в массовое движение народов Европы против фашизма. 325 тысяч бывший бойцов испанских вооруженных сил участвовали в Движении сопротивления. Республиканская Испания продолжала свою борьбу. Это была антифашистская "пятая колонна", которая сыграла немаловажную роль в разгроме фашизма.

Движение Сопротивления по своему социально-демократическому содержанию было антифашистским, общедемократическим. Его главные цели состояли в уничтожении фашизма, возрождении национальной независимости, восстановлении и расширении демократических свобод. Оно было направлено также против внутренних реакционных сил, вступивших в соглашение с фашистским режимом, предателей национальных интересов. В ряде стран борьба с фашизмом переросла в выступления против основ существующего, буржуазно-помещичьего строя, за установление подлинно народной власти.



В Движении Сопротивления участвовали трудящиеся городов и деревень, патриотически-настроенные круги мелкой и средней буржуазии, а также интеллигенции, офицерства и чиновничества. Массовый характер приняло движение сопротивления в оккупированных Германией странах - Франции, Италии, Чехословакии, Польше, Югославии, Греции. Размах и формы Движения Сопротивления определялись как внутренними условиями каждой страны, так и внешними, и прежде всего успехами Советских вооруженных сил.

В результате провала "блицкрига" на советско-германском фронте, ослабления военной мощи гитлеровской Германии, ее союзников и сателлитов Движение Сопротивления становилось массовым, обращаясь в вооруженную партизанскую борьбу. В Движении Сопротивления появлялись регулярные и полурегулярные освободительные армии. Широкое распространение получили также такие формы вооруженного сопротивления как саботаж, забастовки, неповиновение и др. Во многих странах во главе Движения Сопротивления находились коммунистические лидеры, которые в процессе борьбы становились подлинными лидерами своих народов. В первую очередь, это относится к Югославии, Франции, Италии, Греции, Албании. С ними надо было уже считаться, они превращались во влиятельную политическую силу. Рост их влияния создавал новую политическую ситуацию в Европе. Не было сомнения, что в процессе наступательных операций Советской Армии все реакционные силы, запятнавшие себя сотрудничеством с гитлеровскими режимами, будут уничтожены и выкорчеваны с корнем. А они составляли до войны политическую элиту, которая собиралась после войны с помощью западных союзников вновь вернуться к власти и активной политической жизни. Опыт показал, что они ничему не научились и ничего не забыли. Они не отказались от своих антикоммунистических предубеждений и антисоветских неистовых яростных страстных агрессивных планов. Их ликвидация означала бы создание политического вакуума, который вполне естественно был бы заполнен левыми антифашистскими силами. Для Черчилля это обстоятельство являлось основой глубокой тревоги. Было ясно, что бесконтрольное развитие Движения Сопротивления может перерасти в более радикальное демократическое движение наподобие Народного фронта в Испании предвоенных лет.

Во Франции в марте 1943 г. возник Национальный Совет сопротивления (НСС), в состав которого вошли партизаны, франтиреры, коммунисты, социалисты-радикалы, ВКТ (Всеобщая Конфедерация труда), католические профсоюзы. Руководители НСС практически коммунисты. Их газета "Юманите" стала центральным органом совета, объединявшим идеи таких разных партий и организаций. Генеральная директива была направлена на подготовку общего восстания против гитлеровцев. 15 марта 1944 г. "Юманите" опубликовала программу НСС. Ее первая часть намечала вооруженное восстание против фашистов и вишистов. Во второй части говорилось о неотложных мерах, которые необходимо было осуществить после освобождения французских территорий: восстановление всеобщего избирательного права, свобода мысли, печати, ассоциаций, собраний, демонстраций, неприкосновенность жилища. Программа требовала конфискации имущества гитлеровцев, предателей и спекулянтов, введения прогрессивного налога на военные прибыли, возвращения нации крупных монополизированных средств производства. Она предусматривала право на труд и отдых, гарантии жизненного уровня трудящихся города и деревни, расширение политических, экономических, социальных прав народов французских колоний. В этом историческом документе говорилось: "Будет основана новая республика, которая сметет реакционный режим, установленный Виши, и которая сделает народные демократические институты эффективными, свободными от коррупции и предательства, имевшими место перед капитуляцией". Борьба за освобождение выдвинула на передний план не только уничтожение фашистской оккупации, но и развитие движения дальше, предусматривая радикальные традиции, похожие на преобразования испанской республики. Для западных союзников это был тревожный сигнал, свидетельствующий, что слишком активная и энергичная борьба против фашизма и их пособников и слишком быстрая победа над гитлеровской Германией может обернуться новым изданием европейских революций.

В Италии, на освобожденной от фашизма южных территориях была разрешена деятельность антифашистских партий. На оккупированной гитлеровцами территории Центральной и Северной Италии компартия сформировала вооруженные партизанские отряды им.Гарибальди. Свои боевые отряды стали создавать и другие антифашистские партии. Осенью 1943 г. партизаны Северной Италии впервые вступили в бой с оккупантами. Их действия координировали Комитеты национального освобождения, состоявшие из представителей всех антифашистских партий. А в бой они шли под песни и марши испанских республиканцев - Бандера Росса и Аванти Пополо. Они вернулись на поля сражения и вновь поднимали народы на борьбу против фашизма.

В связи с участившимися расправами над пособниками гитлеровцев и оккупантами союзное командование отдало приказ о недопустимости самосуда и саморасправы и передаче всех захваченных фашистов и их пособников в руки союзных войск. Однако стихию трудно было остановить. Велика была ненависть к фашизму и их союзникам. Никакие приказы не могли остановить расправ над фашистами. Они, возможно, были незаконными, но справедливыми в Италии. Партизанами на берегу озера Комо при попытке бежать в Швейцарию был схвачен дуче Муссолини. Американцы потребовали выдать его союзному командованию, в ответ он и его спутники были расстреляны, а тело его было привезено в Милан и повешено вниз головой на площади Лорето, чтобы народ видел своего тирана и осыпал проклятиями. Это было уже слишком для союзников, Движение Сопротивления быстро превращалось в восстание с непредсказуемыми последствиями. Черчилль допустить этого не мог, он направил всю свою неистощимую энергию на подавление движения и изменение его направленности.

Его первый удар пришелся по Греции, которую он ни в коем случае не собирался уступать. Он еще не забыл свой старый план превращения Греции в главную английскую базу на Балканах и собирался осуществить его, хотя уже в новых условиях. Но его старый коллега и друг Венизелос был еще жив и полон энергии помочь Черчиллю в превращении Греции в английского сателлита.

Греция

 

В апреле 1941 г. Греция была занята фашистскими войсками. Король и его правительство бежали из страны. Как в стране, так и в греческих эмигрантских кругах за рубежом король подвергся суровой критике, как и вся монархическая система правления. Король и его правительство, состоявшее, главным образом, из монархистов, нашли убежище в Англии и Черчилль после войны планировал создать в Греции политическую систему в форме конституционной монархии с демократическими институтами, т.е. король должен был занять свой престол. Он был верен Англии, а все остальное зависело от него. Союзники должны были занять Грецию и стать ему опорой в борьбе против демократических сил.

Весной 1943 г. англичане высадили парашютный десант, который стал называться "британской миссией", и в таком качестве он соединился с греческими партизанами, которые и не подозревали, какую коварную игру затеял с ними Черчилль под видом оказания помощи. В Греции образовались три политические группы, которые враждовали друг с другом и каждая из них боролась за власть в послевоенной Греции. Одна из них - самая мощная ЭЛАС была под руководством коммунистов и насчитывала в своих рядах около 20 тыс. человек, вторая - ЭДЕС, выступавшая с антикоммунистических позиций, насчитывала около 5 тыс. человек и третья - ройялисты - сторонники короля и монархии концентрировались в Каире и в Лондоне вокруг короля.

В марте 1943 г. группа политических деятелей в Афинах выступила с заявлением, предупреждающим короля не возвращаться в страну, намереваясь установить в стране демократическую республику. Возмущению Черчилля не было границ. Он заявил, что король вернется в Грецию вместе с английскими войсками и получит равное право с другими политическими группами устанавливать новую систему в стране. Английский премьер-министр дал ясно понять, что английские войска прибудут для поддержания порядка и проведения плебисцита о самоопределении. Эти заверения скрывали нечто большее, чем защита демократии, порядка и законности. В письме генерала Сматса, ответственного за греческие дела, подчеркивалась чрезвычайная важность греческих дел. В нем говорилось: "Большевизация разрушенной и подорванной Европы оставляет нам единственную возможность бороться против нее снабжением продовольствием и обеспечением работой и временным союзным контролем"36.

Капитуляция Италии в сентябре 1943 г. нарушила весь баланс сил в Греции. Большая часть вооружений капитулировавшей итальянской армии досталась ЭЛАС, которая добилась подавляющего военного превосходства в стране. Черчилль говорил, что опасность коммунистического захвата власти в случае вывода германских войск стала совершенно реальной и требует пристального внимания. В связи с этим он дает письменное указание начальнику штаба английской армии генералу Исмэю. Оно заслуживает упоминания, как документ, откровенно излагающий цели и задачи тайной британской дипломатии. Черчилль писал: "В случае отступления немцев из Греции, мы должны немедленно послать пять тысяч британских солдат с бронированными машинами и артиллерией в Афины. Греческие войска, находящиеся в Египте, будут сопровождать их. В их обязанности будет входить поддержка в центре восстановленного законного греческого правительства. Возможно возникнет драка между греческими партизанскими бандами, но они должны проявить великое уважение к англичанам и в особенности, когда станет ясно, что спасение страны от голода в первые месяцы освобождения будет зависеть от наших усилий помочь им продовольствием"37.

Тем временем ЭЛАС усиливало свое влияние в стране и в горах создало государственное образование Центральной и Северной Греции. Его руководящий орган - Политический Комитет Национального освобождения установил в горах радиостанцию, которая начала вещание на весь мир. Под влиянием ЭЛАС началось восстание в греческих вооруженных силах, находившихся в Египте. 5 апреля 1944 г. резиденция греческого короля в Египте была занята повстанцами. В Александрии греческие моряки-повстанцы соорудили баррикады. Греческий флот примкнул к повстанцам и объявил себя отрядами республики и потребовал от королевского правительства отставки. Более всего Черчилля встревожили антибританские призывы среди повстанцев.

Черчилль приказал окружить повстанцев. По его приказу, греческие корабли были окружены и захвачены британскими моряками. На следующий день Черчилль информировал Рузвельта, что все позиции греческих повстанцев окружены, греки сдались в плен и отправлены в лагеря для военнопленных. Он дал искаженную информацию о греческих событиях Сталину, называя греческих повстанцев мятежниками, которые могут помешать общей борьбе против фашизма.

 

Югославия

 

Одной из важнейших политических задач союзников являлось сохранение Югославии в орбите западного влияния. Она могла стать как по своему влиянию на Балканах, так и по своим размерам и расположению фундаментом господства Запада на Балканском полуострове. Вся итальянская кампания была направлена на обеспечение удобного подхода к Югославии, а затем, чтобы используя территорию страны, вторгнуться в Румынию и Болгарию и создать заслон на пути продвижения советских войск на Балканы. В августе 1942 г. британское правительство, согласившись с советским предложением о восстановлении независимости Югославии после победы, в то же время отвергло идею сохранения территориальной целостности страны, предлагая оставить этот вопрос на усмотрение послевоенной мирной конференции, т.е. на усмотрение Англии и США. Советское правительство отвергло такую попытку присвоить себе такие функции, которые никак не отвечали достигнутым прежде договоренностям.

Черчилль настойчиво пытался ввести в политическую игру югославского короля Петра и хорватских националистов во главе с Михайловичем. Хотя в ноябре 1942 г. на первом съезде Антифашисткого народного вече в г.Бихач уже было создано первое народное правительство под руководством Тито и из которого Михайлович вместе с хорватскими четниками были выведены из правительства. Английское правительство теперь пыталось вновь возобновить прежний конфликт в югославском народно-освободительном движении. Однако через год, 29 ноября 1943 г. в городе Яйце на второй сессии Антифашистского вече оно было преобразовано в верховный законодательный орган, а также создан Национальный комитет освобождения Югославии, являвшийся временным народным правительством, во главе с маршалом Тито. Сессия признала невозможным возвращение короля Петра II в страну. Было решено, что Югославия организуется как демократическое федеративное государство из 6 республик: Сербии, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении, Македонии и Черногории. Штаб Драже Михайловича, т.е. хорватских националистов был упразднен. Югославия стала независимой и суверенной республикой. Путь союзникам на Балканы был закрыт. Черчилль был в отчаянии. События развивались не по его сценарию.

Теперь начиналось "сражение за Европу". Оно представлялось уже не борьбой за освобождение Европы, поскольку война практически была уже выиграна. Главная задача Черчилля заключалась в том, чтобы опередить Советскую армию в ее неудержимом движении на Запад. Советский Союз вновь становился главным врагом Англии. "Коммунистический империализм и коммунистическая доктрина" из призрака превращались в страшную реальность. Кошмар французской гегемонии в Европе уходил в прошлое, наступала эра "советской гегемонии". И чем большим был бы советский вклад в общую победу, тем большей была бы эта "опасность".

Черчиллевская стратегия второго фронта оказалась бумерангом, который привел к непредвиденному явлению: за два года, в течение которых он срывал открытие второго фронта, мощь Красной Армии возросла и окрепла в борьбе. И когда англо-американские войска высадились в Нормандии, они сделали это не столько, чтобы помочь Советскому Союзу, сколько самим присутствовать в Европе и задержать продвижение советских войск. Война, по существу, подходила к концу. Подавляющая часть вермахта была уничтожена Красной Армией. Это создавало огромные возможности для Движения сопротивления во всей Европе и самым опасным для западных союзников был переход руководства под контроль радикальных элементов, среди которых ведущую роль играли коммунисты, как во Франции, Югославии, Италии. В самой Германии усилились антигитлеровские элементы и покушение 20 июля 1944 г. являлось лишь вершиной айсберга широкого антифашистского фронта, формировавшегося в стране. Гибель фашизма и образующийся после него политический вакуум в Германии был дополнительной головоломкой Черчилля.

 

Тайная война

Черчилля

Черчилль решил идти напролом, отбросив всякие этические нормы и союзнические договоренности. Надо было срочно поставить заграждения на пути стремительно развивающегося наступления Советской армии. Свои решения он решил облечь в форму позиции военного кабинета. Он подготовил для правительства доклад, главное содержание которого заключалось в одном лишь вопросе - согласится ли кабинет с "коммунизацией Балкан и Италии"? Доклад был представлен кабинету еще 4 мая 1944 г., т.е. за месяц до высадки в Нормандии. Доклад рекомендовал принять определенные меры по предотвращению проникновения коммунизма на Балканы и в Италию. В докладе подчеркивалось, что "мы должны сделать для них совершенно ясным (т.е. для Советского Союза - Г.Х.) в подходящий момент о возможности военных последствий", т.е. Черчилль угрожал, что не остановится перед вооруженным конфликтом с Советской армией, если Советский Союз ослушается предупреждения британского правительства. Конечно, английский премьер блефовал и хорошо понимал, что у него мало шансов на положительный отклик Советского правительства.

Но решил все же проверить на прочность советскую позицию. И.Майский был приглашен в Форин Оффис, где ему был предложен план раздела сфер влияния на Балканах: Советскому Союз предлагалась Румыния, которую Англия могла бы рассматривать как советскую "сферу интересов", а Греция осталась бы в сфере интересов Англии. Было ясно, что Англия таким путем пыталась открыть себе двери на Балканы и прочно утвердиться там, учитывая важное стратегическое положение Греции с принадлежащими ей островами.

И.Майский не отверг предложения Черчилля и сделал вид, что с пониманием относится к нему, но принять его он согласился лишь при условии поддержки США. Черчилль рассчитывал легко договориться непосредственно с Советским Союзом, но советский посол озадачил его тем, что предложил сначала заручиться поддержкой Рузвельта, а в его позиции Черчилль не был уверен. Как и ожидало советское правительство, Рузвельт категорически отверг "план Черчилля", охарактеризовав его стремлением принять "идею сфер влияния", как политическое средство в устройстве послевоенного мира. Этого США не могли допустить, у ним были более далеко идущие планы с всемирным устройством мира.

План Черчилля не удался, ему пришлось ретироваться и смириться с тем, что Советский Союз может утвердиться единолично на Балканах. Угрозы не подействовали, маневры не удались, следовало искать пути паритетного сотрудничества с ненавистными коммунистами.

Тем временем положение Германии продолжало ухудшаться. 10 июня 1944 г. войска Ленинградского фронта начали наступление на севере против финнов и за две недели прорвали усиленную линию Маннгейм. Это была уже не та Советская армия, которая в 1940 г. полгода топталась перед финскими укреплениями, а армия с умелыми маневрами, хорошо вооруженная и экипированная. Финская армия была разгромлена. Открылась железная дорога Ленинград-Мурманск. Финская армия сопротивлялась вяло, бои вели большей частью немецкие войска. 25 августа 1944 г. Финляндия капитулировала. Продолжалось успешное наступление в Белоруссии. 6 июля был взят Минск. В конце июля советские войска форсировали Неман в районе Ковно и Гродно. Германские потери были катастрофическими. Двадцать пять дивизий прекратили существование, еще столько же были отрезаны в Прибалтике. Здесь было взято в плен 57 тысяч немецких солдат и офицеров. Они прошли через улицы Москвы к восторгу москвичей в парадной форме, но как пленники. Это была мощная пропагандистская акция советского правительства. Это были остатки великой могущественной армии рейха.

Не менее впечатляющими были успехи советских войск южнее припятских болот. 13 июля в результате серии атак фронт германской армии между Ковелем и Станиславом был прорван. В десять дней весь германский фронт был разрушен, германские войска начали беспорядочное отступление, остановить которое командованию удалось лишь через 200 километров. 30 июля победоносная советская армия формировала Вислу южнее Саедомира, приостановив наступление для оперативной концентрации, готовясь к новым операциям.

Не давая немцам опомниться, советское командование предприняло новое мощное наступление на Балканы. Был прорван фронт немецких войск от Черновиц до Черного моря. 22 августа 1944 г. от фронта остались руины. За два дня наступления были полностью уничтожены шестнадцать немецких дивизий. Советская военная машина работала на уничтожение живой силы противника - безупречно, безжалостно, систематично. 23 августа в Бухаресте король Михай произвел военный переворот. Румынская армия последовала за своим королем до единого человека. Вся германская армия, располагавшаяся в Румынии, была разоружена, а остатки поспешно отступили через северную границу. Румынское правительство капитулировало. 12 сентября 1944 г. в Москве было подписано перемирие. Правительство Бухареста гарантировало полную свободу передвижения советских войск. Советские войска по долине Дуная начали наступление на север и вскоре вышли к границе Венгрии.

Преследуя отступающие немецкие войска, 5 сентября Советская армия пересекла румыно-болгарскую границу и заняла северную часть страны. В Болгарии началась всенародная антифашистская революция. 9 сентября правительство Муравиева, являвшегося агентурой фашистской Германии, было свергнуто. У власти стало правительство Отечественного фронта, представлявшее широкий спектр патриотических партий, главную роль в котором играли коммунисты. 9 сентября советское правительство заявило о прекращении военных действий в Болгарии. Болгарское правительство начало активные военные действия против немецких войск, действуя совместно с частями Советской армии и Народно-освободительной армией Югославии. 29 сентября 1944 г. в Москве было подписано перемирие между СССР, Великобританией и США, с одной стороны, и Болгарией - с другой. На весь период перемирия в Болгарии была учреждена Союзная Контрольная комиссия, призванная регулировать и следить за выполнением условий перемирия, по председательством Советского главнокомандования. Германия лишилась сразу трех союзников - Финляндии, Румынии и Болгарии. Ранее Италия вышла из союза и в Европе у Германии остался всего один союзник - Венгрия.

Для Черчилля наступили тяжелые дни: стало ясно, что Советскую армию не остановить. Он впал в паническое состояние, близкое к параноидальной болезни, толкавшей его на неадекватные действия. Поражение Германии, уничтожение ее военной мощи возбуждали в нем прежние интервенционистские антироссийские поползновения Советский Союз вновь становился неизменным и вечным врагом. Германия устранялась как враг, но на ее месте возникал новый враг, гораздо более страшный и опасный, чем Германия. Победоносная война против Германии возвышала Советский Союз в глазах западной общественности как победителя фашизма и сокрушителя нацизма. Авторитет Советского Союза, как мировой державы, становился для консервативной Англии гораздо более опасным злом, чем нацизм и фашизм.

По его словам, победоносное и триумфальное наступление Советской армии показывает, что "коммунистический империализм и коммунистическая доктрина" не ставят "более границ своей программе и своей гегемонии".

Теперь Черчилль начинает тайную войну против Советского Союза. Он составляет программу действий, которая должна была, прежде всего, остановить победоносное шествие советских войск и украсть победу у СССР. Суть программы состояла в следующем:

"1. Советская Россия стала смертельной опасностью для свободного мира;

2. Надо без промедления создать новый фронт, чтобы остановить ее продвижение вперед;

3. Этот фронт должен находиться в Европе, насколько возможно дальше на восток;

4. Берлин является первоочередной и действительной целью англо-американских армий;

5. Освобождение Чехословакии англо-американскими войсками и их вступление в Прагу имеют первостепенное значение;

6. Западные державы должны участвовать в оккупации всей Австрии и Вены, по крайней мере на равных правах с русскими;

7. Следует положить конец агрессивным претензиям маршала Тито к Италии."38

Программа Черчилля не нуждается в комментариях. При продолжении военных действий она была направлена против одного из союзников и представляла собой акт политического предательства. Именно на такой шаг Черчилля надеялся Гитлер, когда ожидал неминуемого конфликта между союзниками. К счастью, программа Черчилля оказалась неосуществимой. Прежде всего, войска союзников натолкнулись на ожесточенное сопротивление немцев, которого Черчилль не учел. Более того, были моменты, когда союзники находились на грани катастрофы; во-вторых, антифашистское движение сопротивления было вне контроля Черчилля, а оно играло немаловажную роль в развитии военных действий против Германии; в-третьих, американское командование отказалось идти на поводу бредовых идей Черчилля и Д.Эйзенхауэр отказался нарушать принятые обязательства и принимать некомпетентные советы английского премьера; Рузвельт не желал идти на конфликт со Сталиным, сознавая, что без вступления Советского Союза в войну против Японии, война на Тихом океане затянется на долгие годы. Атомной бомбы еще не было, а без нее американские вооруженные силы оказались гораздо слабее, чем предполагалось; наконец, в-четвертых, наступление советских войск оказалось непреодолимым, фронт германской армии рухнул, вермахт оказывал ожесточенное, но уже бессистемное сопротивление, больше похожее на агонию, а Сталин становился с каждым месяцем все более неуступчивым и отвергал все попытки Черчилля приостановить советское наступление или связать его более ограничивающими условиями.

Дальнейшие события показали, что Черчилль за четыре года войны растерял весь свой авторитет и не оказывал влияния на происходящие события. Д.Эйзенхауэр установил доверительные отношения с советским командованием и действовал согласованно с ним. Действия английского премьера, становившиеся все более открытыми, лишь подчеркивали ту жалкую роль, которую он играл, уходя от основного замысла грандиозного спектакля второй мировой войны. Бог войны делал свое дело, а Черчилль пытался делать свое дело, стремясь повернуть ее в иное русло.

 

 

Безумная затея

 

Черчилль пошел "ва-банк". Он решил вступить в Берлин раньше, чем советские войска, и тем самым преуменьшить значимость советской военной победы. С чисто военной точки зрения, Берлин не имел особого значения, но политически его занятие являлось событием историческим. Черчилль решил, что Запад должен вступить в Берлин первым и не допустить вступления в него советских войск. Идея была мало реальной, а по существу безумной, неосуществимой, требовавшей колоссальных жертв. Но Черчилль решил не считаться с жертвами. Заместитель Эйзенхауэра маршал Монтгомери, командовавший английскими войсками, поддержал авантюру Черчилля и, вопреки советам американского генерала, решился на прорыв.

17 сентября он начал попытку немедленного наступления вглубь Германии, конкретно на Берлин. Он высадил в районе Арнема первую британскую воздушно-десантную дивизию совместно с польской бригадой. Когда дивизия высадилась и Монтгомери отправил Черчиллю победную реляцию, немцы неожиданно начали атаку. Английская дивизия, видимо, была не готова к такой активности противника. Дивизия и польская бригада были окружены и почти полностью истреблены. Из 10 тыс. десантников, представлявших самую элитную часть английских парашютных войск, лишь 2 тыс. удалось спастись бегством. Такова была первая цена безумных планов Черчилля, не жалевшего ради осуществления своих бредовых идей жизни тысяч английских солдат. План наступления на Берлин пришлось отложить и смириться с невозможностью триумфального вступления в Берлин на белом коне.

Заключительный период 1944 г. проходил в ожесточенных сражениях, которые показывали, что немцы не собираются без боя уступать союзникам Германию. В союзных войсках царила неразбериха. Ощущалась нехватка боеприпасов и трудности в снабжении. Привыкшие к комфортным условиям ведения войны солдаты союзной армии теряли боеспособность из-за непрерывных проливных дождей, размытых дорог. Туманы и низкая облачность серьезно расстраивали планы проведения боевых действий. В результате небывалых осенних ливней к 1 ноября многие реки вышли из берегов. Темпы наступательных операций упали на всем фронте.

В итоге осенних боевых действий союзные войска понесли большие потери. Только на острове Валхерон канадские и английские войска потеряли свыше 27 тыс. человек. Самые ожесточенные и кровопролитные сражения разыгрались в Хюртгенском лесу. Немцы хорошо использовали для обороны лесистую местность, лишив союзников возможности использовать танки и авиацию. Немцы оборонялись стойко. Американская армия не смогла преодолеть "линию Зигфрида". Она состояла из двух оборонительных полос. Темп наступления замедлился, а затем армия и вовсе встала. Для уничтожения оборонительных сооружений требовалось огромное количество артиллерийских боеприпасов. Наступление было отложено до создания дополнительных запасов предметов боевого обеспечения.

Бои на всем протяжении от Швейцарии до устья Рейна приняли затяжной характер. Пехота продвигалась мучительно медленно и пройденное ею расстояние измерялось скорее метрами, чем километрами. Пехотные подразделения, писал Д.Эйзенхауэр, несли большие потери.39 Находясь постоянно под открытым небом и под проливными ливнями, солдаты страдали от обморожений, простуды и ревматических заболеваний ног. Американское командование не позаботилось об обеспечении своей армии необходимым обмундированием. Командование рассчитывало на быстрое и триумфальное окончание войны в городских квартирах на правах оккупационной армии. Д.Эйзенхауэр писал: "Пехотные подразделения редели день ото дня. Без солдат, которые под прикрытием завесы артиллерийского огня выполняют повседневные задачи по захвату вражеских укрепленных рубежей, наша наступательная мощь заметно ослабла"40.

Союзное руководство армиями было исключительно на низком уровне. Рассчитывая, что немцы деморализованы и не смогут предпринять ответные наступательные операции, командование ослабило разведывательные операции и пропустило мощный удар немцев в Арденнах. Утром 17 декабря 1944 г. немцы начали крупное наступление и прорвали оборону союзных войск. Для наступления фон Рундштедт сосредоточил три армии - две танковые и одну общевойсковую. В целом немецкая группировка состояла из двадцати четырех дивизий. Американское командование обнаружило силу противника лишь после того, как немцы вышли в тыл союзных войск. Немецкое наступление быстро развивалось. Их основные части углубились на сто километров. В войсках союзников началась паника. Атаки немцев не прекращались до 3 января 1945 г. Появилась и немецкая авиация, как будто ожившая из пепла.

На исход сражения в Арденнах во многом повлияло начало наступления советских войск 12 января. 16 января союзные войска перешли в контрнаступление, которое решило исход арденнского сражения. Немцы потеряли 90 тыс. личного состава, 600 танков, 6 тыс. машин, 1,6 тыс. самолетов. Союзники потеряли 77 тыс. человек, 733 танка и самоходных орудия. И нет никакой уверенности в том, как бы закончилось сражение в Арденнах, если бы не внезапное начало наступления советских войск. Союзные войска потеряли в Арденнах практически целый месяц и свою основную ударную мощь, на восстановление которой потребовалось не меньше месяца. Союзные войска не прорвались к Берлину, они оказались недостаточно подготовленными к боевым действиям в реальных боевых условиях. Битву за Берлин они проиграли. Советская дипломатия получила важный козырь в решении послевоенных проблем. Берлин был в их руках.

 

Польская проблема

 

В условиях безнадежно проигранной дипломатической борьбы Черчилль решил использовать польскую проблему как фактор, который мог бы стать дополнительным средством для замедления темпов советского наступления или быть важным аргументом в послевоенном политическом перекрое европейской карты. Разумеется, как и раньше, его менее всего волновала судьба польского народа, но проблема польского государства и его послевоенного устройства могла бы стать важным аргументом в борьбе против советской экспансии на Запад.

Для Советского Союза польская проблема заключалась лишь в создании на польской территории дружественного государства, которое никогда в будущем не могло бы ни самостоятельно, ни в союзе с другим европейским государством, ни прямо, ни косвенно угрожать Советскому Союзу. Это было совершенно естественное право советского правительства, которое соответствовало национальным интересам советского государства. Центральным вопросом в советско-польских отношениях являлись восточные границы будущего польского государства. Советское правительство настаивало на признании государственной границей "линии Керзона", официально признанной Версальским договором, как восточной границы создаваемого польского государства. Польское правительство в Лондоне во главе с Сикорским категорически отвергало "линию Керзона", настаивая на восстановлении границы, определенной Рижским договором 1921 г. Как известно, она была определена в результате поражения советских войск в советско-польской войне.

Черчилль поддерживал непримиримую позицию поляков, рассчитывая на этой основе постоянно поддерживать и развивать антисоветскую, в целом, политику польского эмигрантского правительства. Польские эмигрантские газеты вели злобную антисоветскую кампанию. Все действия правительства Сикорского, разумеется, были под контролем Черчилля, который умело направлял его действия. Советское правительство до поры, до времени мирилось с поведением польских эмигрантов, не желая ослабления общего антигитлеровского фронта. 14 августа 1941 г. в Москве было подписано военное соглашение между СССР и польским эмигрантским правительством. Однако, враждебность, бессмысленная, доходящая до бешенства, антисоветская политика польских руководящих деятелей, видимо, стала хронической болезнью целого поколения польских политических лидеров, излечить которую не в сила была даже катастрофа 1939 г. Сам Сикорский в польско-советской войне командовал дивизией в битвах под Вильно и Варшавой. Члены польского правительства в Лондоне были подобраны Черчиллем, примерно, в таком же формате. Они были послушным орудием в его руках, хотя и претендовали на независимость и суверенность. Он готовил их управлять будущей Польшей.

Однако, Сталин хорошо понимал характер и политическое содержание правительства Сикорского и только ожидал удобного случая, чтобы порвать с ним отношения и сформировать такое правительство, которое было бы лояльно и дружественно к Советскому Союзу. Поляки, казалось, также стремились к конфликту с советским правительством с тем, чтобы обострить отношения между союзниками, рассчитывая, что Черчиллю удастся угрозами заставить Советское правительство уступить в польском вопросе. В апреле 1943 г. польское эмигрантское правительство, воспользовавшись пропагандистской шумихой фашистов по поводу Катынского леса, начало очередную антисоветскую кампанию. Оно не сочло даже нужным обратиться к советскому правительству за разъяснениями по этому поводу и активно подхватило утверждения фашисткой пропаганды об обнаружении в Катынском лесу у Смоленска расстрелянных польских солдат и офицеров, и всячески разжигали их в своей печати.

Видимо, Сталину этого и нужно было. Было совершенно очевидно, что уроки прошлого ничему не научили польских политиков и они упрямо цеплялись за свои старые предрассудки и бредовые идеи о Польше "от моря до моря". Советское правительство объявило о разрыве всех отношений с польским эмигрантским правительством в Лондоне. Черчилль понял, что польское правительство перестаралось и решил не допустить разрыва отношений между советским и польским правительствами, опасаясь, что в таком случае у правительства Сикорского не останется ни малейшего шанса утвердиться в стране. В письме Сталину от 30 апреля 1943 г. он осудил кампанию польских представителей, которую германское радио усердно распространяло во всем мире, и обещал навести должный порядок в польской печати. Он просил Сталина восстановить отношения с польским правительством. Но Сталин был непреклонен. Он был полон решимости навсегда покончить с враждебными элементами в польской эмиграции и отстранить их в будущем от какого-либо влияния на польскую политику.

Вскоре до Черчилля дошла информация о том, что в Москве формируется Польский Комитет Национального Освобождения (ПКНО), который будет находиться в Люблине и исполнять административные функции на польской территории, освобождаемой от фашистов. Сталин сообщил ему также: "Польский Комитет я не могу считать правительством Польши, но, возможно, что в дальнейшем он послужит ядром для образования временного польского правительства из демократических сил"41.

Между тем, советские войска быстро приближались к Варшаве и вполне вероятно, что Сталин воспользовался бы этим обстоятельством и объявил о Временном польском правительстве сразу же после занятия польской столицы. Черчилль срочно предпринимает меры к недопущению этого. Он получил информацию, что войска маршала Рокоссовского вышли к Висле после тяжелых боев и прошли маршем за месяц свыше 600 км. Войскам требовался отдых и оперативная перегруппировка. Хотя, как указывал генерал Гудериан на Нюрнбергском процессе, немецкий фронт лишь относительно можно было назвать фронтом, т.к. он представлял собой скопище остатков германской армии, тем не менее неподготовленная атака могла привести к жертвам и ослаблению советских войск. Сталин не хотел рисковать. Черчилль решил воспользоваться этим. По его указанию, польское правительство в Лондоне, которое после гибели Сикорского в авиационной катастрофе возглавил Миколайчик, поручило известному генералу Бур-Комаровскому организовать в Варшаве всеобщее восстание.

Восстание началось 1 августа 1944 г. в 5 часов утра. Из тысячи окон началась стрельба. Через 15 минут вся Варшава была охвачена огнем. В течение четырех дней практически две трети города находились в руках повстанцев. Восстание стало неожиданностью для немцев, варшавян и советского командования. Немцы быстро пришли в себя, подтянули к Варшаве войска СС и смогли изолировать части повстанцев друг от друга. Связь между отдельными отрядами осуществлялась через канализационную сеть. Советское командование играло роль пассивного наблюдателя, не сделав ничего для оказания помощи повстанцам. Английская авиация стремилась оказать помощь, сбрасывая продовольствие, оружие и боеприпасы. Но она понесла большие потери, да к тому же трудно было представить, в чьи же руки попала помощь.

Советское правительство не только не оказало помощь польским повстанцам, но и не позволило английским и американским самолетам приземляться на территории, занятой советскими войсками, опасаясь недоразумений. В заявлении заместителя министра иностранных дел СССР А.Вышинского американскому послу в Москве говорилось: "Советское правительство, конечно, не может возражать против сбрасывания помощи американской и английской авиацией в район Варшавы, т.к. это дело англичан и американцев. Но оно решительно возражает против приземления американских и английских самолетов на советской территории после выполнения операции, т.к. оно не желает ассоциировать себя ни прямо, ни косвенно с авантюрой в Варшаве"42. Сталин выразился конкретнее и жестче. В письме Черчиллю и Рузвельту от 22 августа 1944 г. он писал: "Рано или поздно, но правда о кучке преступников, затеявших ради захвата власти варшавскую авантюру, станет всем известна. Эти люди использовали доверчивость варшавян, бросив многих почти безоружных людей под немецкие пушки, танки и авиацию"43.

Как обычно, Черчилль призвал на помощь Рузвельта, пытаясь с его помощью воздействовать на Сталина. Но Рузвельт не поддержал его и после письма Сталина вообще заявил Черчиллю, что не видит никакого средства помочь "героическим варшавянам", хотя и выразил надежду, что после войны поляки найдут себе место среди победителей. Вновь Рузвельт оказался на стороне Сталина и вновь Черчилль потерпел тяжелое политическое поражение.

Не получив никакой поддержки, так называемая польская Подпольная армия вынуждена была капитулировать в начале октября. Поляки потеряли 15 тыс. человек, потери немцев составили 10 тыс. человек. Подавление варшавского восстания привело к крушению единственной антикоммунистической силы в Восточной Европе. Но и немцы ослабили свои силы. В конечном счете выиграл Сталин - он убрал польскую Подпольную армию, которая могла стать серьезным препятствием для советских войск в Польше.

Де Голль

 

До начала 1944 г. Черчилль и Рузвельт относились к де Голлю с открытым пренебрежением и недоверием. Рузвельт даже писал Черчиллю в июне 1943 г., что настал момент "порвать с этой личностью, которая вредит военным усилиям союзников"44. Но ситуация круто изменилась в конце 1943 г. Во Франции начинает быстро расти Движение Сопротивления, во главе которого стояли коммунисты. Созданный в марте 1943 г. Национальный Совет Сопротивления (НСС) объединил в вооруженной борьбе против гитлеровцев профсоюзы, коммунистов, социалистов и радикалов, т.е. всех представителей довоенного Народного фронта. НСС разработал план подготовки национального восстания. Он предусматривал общую вооруженную борьбу, а во второй части предусматривалось проведение после освобождения страны демократических реформ.

НСС действовал на территории Франции и практически только он мог реально представлять силы Сопротивления. Были созданы единые внутренние вооруженные силы. Бастовали шахтеры. Коммунисты командовали боевыми соединениями в Парижском районе, департаментах Нор, Бретани, партизаны своими силами освободили Корсику.

Угроза перехода власти в руки представителей Национального Совета Сопротивления вынудила западных союзников занять более благожелательную позицию в отношении генерала де Голля. Коммунисты освобождали Францию от фашизма, а де Голль должен был освободить Францию от коммунистов. За годы борьбы против фашизма де Голль во многом изменился. Причины поражения Франции он видел в пороках буржуазной демократии, которая во Франции превратилась в политическое оружие олигархов. У него зарождались претензии на установление в послевоенной Франции режима личной власти, где президент стал бы верховным арбитром нации. "Совещаться можно многим. Действовать надо одному", - говорил он. Это было концентрированное выражение его политической философии. "Надо, чтобы глава государства по самой системе его избрания, по его правам и прерогативам мог выполнять обязанности арбитра нации".

Но просто избежать создания представительных органов он не мог и для легитимизации своей власти он созвал 3 ноября 1943 г. в Алжире Временную консультативную ассамблею, которая должна была стать неким подобием парламента. В своих выступлениях он подчеркивал свою общность с НСС и Сопротивлением, проявляя дух национального единства. Он стремился получить поддержку Ассамблеи, которая продемонстрировала бы доказательства того, что за ним идет вся Франция. И он этого добился. Ассамблея признала тот факт, что возглавляемый де Голлем Комитет национального освобождения - это правительство Франции.

Генерал, страдавший болезнью "мания величия", разрабатывал величественные планы послевоенной внешней политики Франции. Выступая на заседании Консультативной Ассамблеи 18 марта 1944 г., де Голль высказался за объединение западных держав. Такое объединение, в которое вошли бы страны, расположенные по Ла-Маншу, Рейну и Средиземному морю, могло бы стать "важнейшим центром в мировой организации производства, обмена и безопасности". Этот блок предусматривал включение Германии, но Советский Союз и страны Восточной Европы, по идее де Голля, в него не должны были входить.45 21 апреля 1944 г. де Голль, отвечая на просьбу уточнить его мысль о "западной группировке наций", во время пресс-конференции в Алжире заявил: "нам казалось желательным, чтобы, в частности, с экономической точки зрения в Западной Европе возник род группировки, артериями которой могли бы быть Ла-Манш, Средиземное море и Рейн"46. Де Голль явно стремился обеспечить себе поддержку тех кругов Франции, США и Англии, которые вынашивали мысль о создании блока западных государств, главное острие которого было бы направлено против СССР и развития коммунистического движения в Европе. Складывалось странное положение: правительства, территории которых были оккупированными (Бельгия, Голландия), начинали еще до своего освобождения сколачивать блоки и интриговать против страны, которая несла им свободу.

Де Голль становился борцом против коммунизма во Франции и в европейском масштабе, а также противовесом росту влияния СССР в международных отношениях. Чтобы привлечь на свою сторону Рузвельта, он летит в Вашингтон и горячо убеждает его в необходимости осуществления его плана. Он считал себя борцом за возрождение европейской цивилизации и настойчиво убеждал Рузвельта, что поддержка Советского Союза нанесет ущерб польскому народу, прибалтийским, дунайским, балканским народам и нарушит европейское равновесие. "Нужно возродить Запад, - говорил он американскому президенту. - Если он оправится, весь остальной мир волей-неволей возьмет его за образец"47. Западные союзники решили использовать де Голля в своих интересах. Они признали его. В начале октября 1944 г. американцы подписали соглашение с де Голлем о поставке ему вооружения на 130 батальонов французской армии, назначили посла к нему и признали первыми его временное правительство. Англия пыталась превратить Францию в плацдарм своей антисоветской политики в Европе.

Еще в своей книге "На острие шпаги" де Голль писал, что человек действия обречен, если он пассивен, если он бездействует. Он решил действовать и сфера его действия была выбрана в интеграции Западной Европы, куда была бы допущена Германия, считавшаяся вечным злейшим врагом, и не допущена Россия, считавшаяся естественным союзником Франции. Он решил начать с того, чем закончила Третья республика - сговором с Германией. Англию такая схема устраивала, т.к. с помощью и при поддержке США она могла добиться нового равновесия в Европе и вновь утвердиться в качестве верховного арбитра континента. И вновь Черчилль допустил грубейшую политическую ошибку, т.к. де Голль был не из тех, кто собирался верно служить ей, как это делали лидеры Третьей республики. Английский премьер, будучи до глубины души консерватором викторианского периода, и представить себе не мог, что могло произойти историческое примирение двух государств (Франции и Германии) и что именно де Голль сыграет в нем главную роль. Это было гораздо большее, чем сговор, это был путь к объединению двух государств, вопреки попыткам Англии воспрепятствовать этому.

Де Голль высадился на французской территории 14 июня 1944 г. Была спешно сформирована бронетанковая бригада генерала Леклерка для его триумфального въезда в Париж. Де Голль спешил, но Эйзенхауэр медлил, т.к. его основные силы двигались на Восток на скорейшее овладение Германией. 18 августа 1944 г. в Париже началось всеобщее восстание, организованное Национальным Советом Сопротивления. 25 августа дивизия Леклерка вступила в Париж. Позже прибыл и де Голль.

Наиболее серьезной проблемой было скорейшее установление его власти и сохранение порядка в городе. Де Голль просил у Эйзенхауэра выделить ему две американские дивизии для использования их в городе, как он сказал, чтобы подчеркнуть его силу и прочно закрепить свое положение. Д.Эйзенхауэр писал: "Было что-то ироническое в том, что генерал де Голль просит союзные войска помочь ему установить и поддержать его авторитет в освобожденной столице"48.

Де Голль начал формировать регулярную армию. Весь командный состав старой армии был направлен в новую. Отряды маки были включены в состав союзных войск. Создавались воинские части. Де Голль стремился занять свое место среди великих держав антигитлеровской коалиции. К декабрю 1944 г. была создана Французская 1-я армия, которая активно участвовала в составе группы армий, наступавших на Рейн. Так было положено начало участию новой французской армии в военных операциях союзников.

Речь теперь шла о признании Временного правительства Франции единственным представителем Франции. Англия сделала это 16 октября 1944 г., США - 21 октября, но Сталин решил не торопиться. Он пригласил де Голля посетить Москву и провести переговоры об условиях такого акта со стороны СССР. Французская делегация во главе с де Голлем прибыла в Москву 2 декабря и вела переговоры до 9 декабря. Они были трудными, т.к. Сталин требовал в ответ на признание Советским Союзом Французского Временного правительства, признание Францией Польского комитета национального освобождения. 10 декабря 1944 г. был подписан Договор о союзе и взаимной помощи между СССР и Французской республикой. В договоре говорилось о решимости довести войну против Германии до победного конца и о сотрудничестве после войны. Обе стороны обязались по окончании войны против Германии совместно предпринимать все необходимые меры для устранения любой новой угрозы, исходящей от Германии и препятствовать таким действиям, которые делали бы возможной любую новую попытку агрессии с ее стороны.

Заключение союза с СССР обеспечило Франции возвращение статуса великой державы. Благодаря советской поддержке, с чем не могли не считаться западные державы, на Крымской конференции Франции решено было выделить зону оккупации в Германии и включить ее в Союзный контрольный совет наряду с СССР, США и Англией. Разгромленная страна с ее довольно незначительным участием в войне и то на заключительном этапе вернулась на вершину политической жизни в мировых международных отношениях.

Московский договор укрепил авторитет де Голля. Но стоило ему это дорого. Он согласился де-факто признать Польский комитет национального освобождения в Люблино, обменяться с ним письмами и представителями. Это была исключительно важная политическая победа Сталина. США и Англия категорически отказывались признавать ПКНО, де Голль нарушил солидарность западных держав и для Сталина это был сильнейший аргумент в пользу общего признания нового польского правительства. Генерал не собирался становиться союзником Советского Союза, слишком сильны были его антикоммунистические инстинкты и его окружения, но и становиться в лагерь открытых врагов СССР он не спешил, во всяком случае до возрождения Франции, как ведущей державы континента. Конечно, правящий класс страны практически ни в чем не изменился, в нем по-прежнему были сильны антисоветские и антикоммунистические тенденции, вместе с тем усилились и противоположные тенденции, в которых ведущую роль играли коммунисты, передовая интеллигенция, мощные профсоюзы, находившиеся под руководством коммунистов. Судьба де Голля, как политического деятеля и руководителя страны, во многом зависела от того, насколько умело он мог сочетать в себе качества общенационального лидера, т.е. уметь находить сферы сотрудничества с той и другой стороной. У него появляется концепция "дирижизма", т.е. играть роль дирижера всей колоритной цветовой гаммой партийных и социальных интересов страны.

 

 

Г Л А В А 6.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...