Главная Обратная связь

Дисциплины:






СОЮЗНЫХ ДЕРЖАВ - СССР, США И ВЕЛИКОБРИТАНИИ



(4-11 ФЕВРАЛЯ 1945 Г.)

В начале января 1945 г. начался заключительный этап разгрома Германии. Он проходил под знаком наступления Советской армии на столицу Германии, Германию уже ничто не могло спаси. 20 октября 1944 г. советские войска освободили Белград и начали наступление по долине Дуная. Цель их была занятие Будапешта, чтобы вывести из войны последнего союзника Гитлера. В конце декабря столица Венгрии была полностью окружена и начались уличные бои. В конце января 1945 г. после мощного удара с сандомирского плацдарма советская армия перешла германскую границу и прорвалась глубоко в промышленный район Верхнюю Силезию, лишив Германию главного источника снабжения углем. 17 января была полностью занята Варшава. Северная группировка советских войск отрезала Пруссию от остальной Германии. В Прибалтике группа германских войск также была отрезана от остальной Германии. Весь фронт разбился на отдельные крупные сражения, где советские войска добивали последние очаги сопротивления. В то же время западные союзники замедлили движение на западных границах Германии. Эйзенхауэр наотрез отказался выполнять "рекомендации" занять до прихода советских войск Прагу и Вену.

18 января в Берлине появились первые беженцы с восточной границы Верхней Силезии. Советские войска легко преодолели Одер, сил для сопротивления у Германии уже не было. Немецкий народ впервые познакомился с бурским словом "трек", означавшим массовое переселение на фургонах, запряженных волами. Дороги были забиты грузовиками, фургонами и телегами. Вся Германия паковала вещи и двигалась кто куда может. Создалась страшная толкучка и неразбериха - одни двигались с востока на запад, другие с запада на восток, с севера на юг и с юга на север. На дорогах образовались пробки, и беженцам по несколько дней приходилось останавливаться прямо в открытом поле. Жестокий холод, который сковал тогда всю Германию, усиливал нужду и лишения. Еды было мало, старики и дети умирали прямо в поле. Неуверенность и нищета ожидали Германию. Германский народ впервые испытал то, что испытали народы Италии и России, только в отличие от них немецких беженцев никто не расстреливал с воздуха. На эти испытания их обрек Гитлер, который упорно не желал капитулировать, рассчитывая вместе с собой утащить в преисподнюю весь германский народ.

Обреченность Германии хорошо понимали западные союзники и торопились скорее договориться со Сталиным относительно условий послевоенного мира, политики в отношении Германии, характера отношений в послевоенной Европе и пр.

Сталин был хозяином положения. Его армия вскоре должна была вступить в Берлин, а это означало, что главные лавры победителя достанутся ему. Это означало также, что он будет диктовать условия в Восточной Европе и его слово будет решающим при определении послевоенных проблем. Случай с де Голлем показал, как мастерски он умел подчинять своему желанию западных государственных деятелей. Видный американский специалист по второй мировой войне Л.Роуз писал: "Он (Сталин - Г.Х.) мог бы выложить на стол конференции серию ультиматумов в отношении Восточной Европы, мог бы отказаться обсуждать планы вступления в войну против Японии, обсуждать вопрос о репарациях и вообще потребовать все, что угодно в качестве трофеев. Достаточно одного взгляда на карту и позиции, которые занимала Красная Армия в феврале 1945 г., показали бы любому здравомыслящему человеку на Западе, что у Сталина не было необходимости соблюдать обязательства или поддерживать связи с антигитлеровской коалицией. Но маршал брал на себя обязательства: он хотел, чтобы коалиция существовала и впредь."49



СССР был страной с отсталой экономикой, но с мощной армией и военной индустрией. Он был разорен войной и требовались многие годы, чтобы восстановить хозяйство. Сталин ошибочно предполагал, что сохранение коалиции позволит и после войны использовать сформировавшееся единство на пользу экономического восстановления. Он и подумать не мог при всем своем мастерстве плетения интриг, что против него уже сложилась тайная коалиция западных держав, которая укреплялась по мере приближения победы над Германией. Конечно, у Сталина крепло недоверие к западным союзникам и он принимал меры к укреплению позиций СССР в Восточной Европе, на Балканах и Китае, но вместе с тем он не хотел допустить развала коалиции раньше времени, т.е. раньше объявления капитуляции Германии.

Впервые вопрос о новой встрече на высшем уровне был поставлен президентом США в послании Сталину 19 июля 1944 г. 20 июля с таким же предложением к Сталину обратился У.Черчилль. Рузвельт торопился получить заверение советского руководителя о вступлении Советского Союза в войну против Японии. Американские военные эксперты считали, что без советской помощи война с Японией могла затянуться до декабря 1946 г. и стоить США миллион американских жизней.50 Черчилля мучили кошмары послевоенного мира и установления советского господства в Восточной Европе и Балканах. Он писал Рузвельту о предстоящей конференции: "возможно, это будет судьбоносная конференция, которая предстоит в момент, когда Великие Союзники так разобщены и на всем тем продолжения войны. В настоящее время окончание этой войны может оказаться для нас более разочаровывающим, чем ее продолжение"51. Черчилль проявлял заинтересованность в продолжении войны по двум причинам. Прежде всего - личный интерес. Окончание войны означало бы для него конец его личной политической карьеры. Благодаря войне, он стал одним из мировых лидеров, окончание войны, которую он провел так неудачно, поставило бы точку над его лаврами победителя. Во-вторых, страх перед новым состоянием Европы, мировых международных отношений и тень Сталина над Европой побуждали его всячески оттягивать окончание войны. С войной он был Черчиллем, премьер-министром, героем, без войны он мог оказаться ничем и никем.

Глава Советского правительства в ответных посланиях также высказался за желательность такой встречи, однако, он указал на невозможность для него покинуть территорию СССР, когда советская армия ведет наступление по всему фронту, развивая стратегический успех. Ф.Рузвельт и Черчилль с полным пониманием отнеслись к заявлению Сталина и решено было встретиться в начале февраля в Крыму.

Конференция открылась в Ялте 4 февраля 1945 г. обсуждением на пленарном заседании вопроса о согласовании военных планов союзников в целях окончательного разгрома гитлеровской Германии. 5 февраля главы правительств приступили к рассмотрению политических вопросов. Обсуждался прежде всего германский вопрос: об обращении союзников с Германией после ее поражения и о ее будущем. Стороны договорились об общей политике и планах принудительного осуществления условий безоговорочной капитуляции Германии после ее полного поражения. Эти планы, разработанные представителями СССР, США и Англии в Европейской консультативной комиссии в период между Тегеранской и Крымской конференциями, включали в себя условия безоговорочной капитуляции Германии, соглашение о зонах оккупации Германии, управлении "Большим Берлином" и соглашение о контрольном механизме в Германии.

В соглашении о зонах оккупации и об управлении "Большим Берлином" предусматривалось разделение Германии на три зоны оккупации и выделение особого района Берлина, оккупируемого совместно тремя державами. Соглашение устанавливало границы трех зон оккупации и района "Большого Берлина": Восточная зона занималась вооруженными силами СССР, северо-западная и юго-западная - вооруженными силами Великобритании и США. Оккупационные вооруженные силы в каждой из трех зон подчинялись главнокомандующему, назначенному правительством соответствующей страны. Для совместного управления районом "Большого Берлина" создавалась межсоюзная комендатура.

Для осуществления совместных действий предусматривалось, что три главнокомандующих образуют Контрольный совет.

На Крымской конференции три державы наметили также политические и экономические принципы, которыми им надлежит руководствоваться при обращении с Германией в начальный контрольный период. Они провозгласили, что их непреклонной целью является уничтожение германского милитаризма и нацизма и создание гарантии того, что Германия никогда больше не будет в состоянии нарушить мир всего мира. Они заявили о своей решимости разоружить и распустить все германские вооруженные силы и навсегда уничтожить германский генеральный штаб, изъять или уничтожить все германское военное оборудование, ликвидировать или взять под контроль всю германскую военную промышленность; подвергнуть всех военных преступников справедливому и быстрому наказанию и взыскать в натуре возмещение убытков за разрушения, причиненные гитлеровскими захватчиками; стереть с лица земли нацистскую партию, нацистские законы, организации и учреждения; устранить всякое нацистское и милитаристское влияние из общественных учреждений, из культурной и экономической жизни немецкого народа.

Крымская конференция наметила начало согласованной политики в отношении Германии, в основу которой были положены принципы ее демократизации и демилитаризации. Европейская консультативная комиссия провела огромную работу и представила проекты решений, которые способствовали столь счастливому завершению работы по Германии.

Самым трудным и сложным оказался польский вопрос. Он был поднять Черчиллем на заседании 6 февраля. Для западных лидеров, которые уже признали "линию Керзона" как восточную границу польского государства, были два главных вопроса - западные границы Польши и польское правительство. После популярного разъяснения Сталиным необходимости компенсировать Польше за потерю Западной Украины и Западной Белоруссии за счет восточных немецких земель, стороны согласились установить западную границу Польши по Одеру и Нейсе. Причем Сталин оказался превосходным историком и географом, доказав, что эта граница вполне компенсирует Польше утраченные территории и гарантирует ее безопасность. Это успокоило Рузвельта и Черчилля.

Зато бурные дискуссии, продолжавшиеся семь заседаний, развернулись вокруг вопроса о польском правительстве. Рузвельт и Черчилль в один голос утверждали, что наиболее существенной частью польского вопроса являются проблемы польского правительства и западные границы нового польского государства. "Линия Керзона", как восточная граница Польши, была уже признана. Черчилль патетически восклицал: "Польша - дело чести Великобритании!". Сталин довольно спокойно ответил: "Польша для Советского Союза не только дело чести, но и безопасности". Обсуждение зашло в тупик, ни одна из сторон не хотела уступать. Как компромисс, Черчилль предложил создать на конференции польское правительство национального единства. Сталин отверг это предложение как нереалистичное и неуместное. Правительство создано и речь может идти лишь о включении в него 2-3 человек из лондонского правительства. Вместе с тем он предупредил Черчилля, что Советское правительство может изменить свое отношение к ситуации в Греции и Югославии, т.е. отказаться от прежних договоренностей. Это заставило Черчилля капитулировать.52

Декларация о Польше, принятая Крымской конференцией, устанавливала границы Польши: на востоке "линия Керзона" с получением "существенной территории на западе". Действующее правительство в Польше должно было быть реорганизовано на "более широкой демократической основе", с включением демократических деятелей из самой Польши и поляков из-за границы. Это новое правительство должно затем называться правительством национального единства. Сталин пошел на такую уступку для сохранения единства коалиции, но выполнять такое положение он не собирался. Польша уже была во власти Советского Союза, во всех ее частях уже работали новые власти и такая туманная уступка ничего не меняла по сути.

Сталин добился важного прогресса в вопросе о репарациях. В качестве базы для обсуждения было принято предложение Советского Союза о том, что общая сумма репараций должна составлять 20 млрд. долларов и что 50 % этой суммы идет Советскому Союзу.

Была принята и программа расчленения Германии. В Декларации об освобожденной Европе говорилось: "Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки и Союз Советских Социалистических Республик будут обладать по отношению к Германии верховной властью. При осуществлении этой власти они примут такие меры, включая полное разоружение, демилитаризацию и расчленение Германии, которые они признают необходимыми для будущего мира и безопасности". Процедура расчленения Германии была передана комиссии, состоящей из Идена (председатель), Вайнанта, посла США в Англии и Гусева, посла СССР в Англии. Сталин согласился на расчленение Германии, поскольку присоединение к Польше западных земель Германии уже фактические было первым шагом к нему, к тому же он рассчитывал присоединить к Польше Данциг, а это создавало условия для отделения Восточной Пруссии и присоединения ее к Советскому Союзу.

На конференции была принята Декларация об освобожденной Европе. В ней подчеркивалось: восстановление суверенных прав и самоуправления для тех народов, которые были лишены этого агрессивными нациями путем насилия, является главным принципом восстановления мира в Европе. Было решено, что конференция Объединенных наций по вопросу о предполагаемой всемирной организации должна быть созвана в среду 25 апреля 1945 г. в США.

Крымская конференция выявила значительную перемену в политических приоритетах США. Центр тяжести их политики смещался на Дальний Восток. Война на Тихом океане вступала в свою решающую фазу и Рузвельт решил вступить в непосредственный контакт со Сталиным, считая, что только Советский Союз может стать той силой, которая может стать эффективным пособником в победе над Японией. Англию он выключил из состава союзников на Тихом океане, она была слаба, претенциозна и практически Рузвельт решил убрать ее с Дальнего Востока, а заодно и де Голля.

8 февраля в самый разгар конференции Рузвельт пригласил Сталина для конфиденциальной беседы в свою резиденцию "Ливадийский дворец". Присутствовали только Молотов, Ч.Болен и переводчики. Черчилль не был приглашен и, видимо, не был извещен. В начале беседы Сталин удовлетворил просьбу Рузвельта о предоставлении американской авиации базы в Комсомольске и Ново-Николаевске. На другой вопрос американского президента о вступлении Советского Союза в войну, Сталин ответил, что хотел бы знать, как обстоит дело с "политическими условиями", на которых Советский Союз вступит в войну с Японией. Рузвельт ответил, что Советский Союз получит Южный Сахалин и Курильские острова. Но Советский Союз требовал и теплого порта. Рузвельт предложил порт Дайрен, к которому имелась удобная железная дорога, связанная с КВЖД. При этом Рузвельт выразил надежду, что Англия отдаст Китаю Гонконг. КВЖД планировалось передать под контроль смешанной советско-китайской комиссии.

Особое внимание Рузвельт уделил вопросу о Корее. Он предложил учредить опеку над Кореей, а в качестве попечителей пригласить Китай, Советский Союз и США. Приглашение Англии не предусматривалось. Сталин сказал, что англичане будут обижены, если их не пригласят. Рузвельт ответил, что у них нет оснований претендовать на участие в опеке. К тому же, добавил Молотов, англичане находятся далеко от Кореи. Видимо, Сталин оказался сговорчивым и Рузвельт обещал после войны передать Советскому Союзу часть тоннажа своего морского флота. Сталин заявил, что, как только можно будет высвободить 20-25 дивизий с западного фронта и перебросить их на Дальний Восток, Советский Союз выполнит соглашение. Договорились держать эти соглашения в строжайшей тайне. Об этом не знал и Черчилль.

"Тайная вечеря" Сталина и Рузвельта означала оползень в международных отношениях на Дальнем Востоке с далеко идущими политическими последствиями. По существу, произошел первый раздел Дальнего Востока между Советским Союзом и США. И речь шла не только о вступлении Советского Союза в войну против Японии. США решили вытеснить с Дальнего Востока Англию и Францию и сформировать здесь совершенно новую международную систему. В беседе со Сталиным Рузвельт высказал надежду, что Англия отдаст Гонконг Китаю, а потом он может быть превращен в свободный порт для всего мира, естественно, прежде всего для США. Не встречая возражения со стороны Сталина, Рузвельт продолжал развивать свою идею раздела Дальнего Востока между Советским Союзом и США. Речь пошла об Индокитае. Будучи под управлением Франции, говорил Рузвельт, Индокитай не сделал никакого прогресса. А Китай не хочет брать Индокитай. Что же делать? - спрашивал Рузвельт и сам же ответил на вопрос - надо установить над ним опеку. Он намекнул также, что и здесь Англия была бы лишней.52

Рузвельт и Сталин договорились о разделе сфер влияния на Дальнем Востоке. Северный Китай отходил в сферу влияния СССР, а США - Южный, с установлением опеки над Кореей и Индокитаем. Вопрос об Индокитае был передан на рассмотрение Молотову и Гарриману. США довольно бесцеремонно обошлись со своим союзником - Англией, собираясь ее вообще вытолкать из Китая и Южной Азии. То же самое они собирались сделать и с Францией.

Рузвельт рассчитывал создать на Дальнем Востоке новый альянс с Советским Союзом, хотя без всякой перспективы. "Камнем преткновения" в Китае были непримиримо враждебные отношения между Мал Цзе-дуном и Чан Кай-ши, они не могли ни при каких обстоятельствах ужиться в Китае. Сталин готовил к власти Мао Цзе-дуна и коммунистов, а Рузвельт связывал свои планы с Чан Кай-ши и Гоминданом. Сталин в связи с этим высказал свои сомнения, но Рузвельт заверил его, что посол США в Китае Хэрли и командующий вооруженными силами США на китайском театре военных действий и начальник штаба при Чан Кай-ши генерал Ведемейер прилагают все усилия для того, чтобы объединить коммунистов на севере с Гоминданом. Но это было безнадежно. Сотрудничество США и СССР на Дальнем Востоке оказалось неосуществимым из-за антагонизма двух противоборствующих сил - коммунистов и Гоминдана. Черчилля не поставили в известность о подробностях этого тайного сговора Сталина и Рузвельта. Ему сообщили лишь о "политических условиях" вступления Советского Союза в войну против Японии, которые легли в основу соглашения, подписанного тремя союзными державами в последний день конференции 11 февраля 1945 г.53 По этому соглашению Советский Союз обязывался вступить в войну против Японии не позднее трех месяцев после победы над Германией.

Черчилль так до конца и не узнал о содержании беседы Рузвельта и Сталина, состоявшейся 8 февраля в Ливадийском дворце. Впервые ее запись была опубликована в Советском Союзе в 1979 г., т.е. уже после смерти Черчилля. Но даже то, что ему сообщили, поставило его в неловкое положение, он и подумать не мог, что президент мог вести переговоры со Сталиным по такому важному вопросу, как Дальний Восток. Но он вынужден был проглотить обиду и досаду, он не мог ссориться с президентом США, Англия постепенно теряла свое бывшее политическое влияние. Впоследствии в своих мемуарах он писал: "Мне нужно уяснить, что, хотя я и присоединился к соглашению, ни я, ни Иден не принимали участия в его составлении. Он считался чисто американским делом и, конечно, был частью их военных операций. Нас не просили участвовать в его составлении. Никто у нас не спрашивал совета, а просили только одобрить его. В Соединенных Штатах было много недовольных из-за уступок, сделанных Советскому Союзу. Ответственность лежит на их собственных представителях. Для нас проблема была далекой и второстепенной. Было бы для нас ошибкой влезать в их дела, если у нас не было достаточных оснований для этого"54. Видимо, Черчилль, сознавая свое полное бессилие изменить растущую экспансию США на Дальнем Востоке, решил смириться с унизительным положением своей страны.

Вся работа конференции была проникнута духом победы и сотрудничества. Конференция приняла решения исторического значения как по военным вопросам, так и по вопросам послевоенного устройства мира. Все разногласия были преодолены и руководители трех великих государств сумели достичь согласованных и взаимоприемлемых решений, которые соответствовали интересам антигитлеровской коалиции в целом. В первый раз в новейшей истории руководители трех великих держав разрабатывали решения с полным пониманием своей ответственности перед историей, своими народами и судьбами человечества.

На Крымской конференции проявилось торжество нового принципа в дипломатии - равенство сторон. Ни одна из сторон не могла рассчитывать на то, чтобы навязывать свое мнение другим. Президент США подчеркивал беспрецедентное единство союзников как в военных, так и мирных вопросах. "Мы высказывали свободно и откровенно наши точки зрения за столом переговоров. Но в конце концов было достигнуто единогласное решение по всем вопросам. И что более важно, чем простое соглашение по поводу слов, мы достигли единства мыслей и согласия по поводу того, как мы будем жить вместе дальше"55. На конференции в Ялте была создана Организация Объединенных наций, открывшая эру коллективной безопасности в мире и коллективного решения мировых проблем.

Реакция мирового общественного мнения была немедленной и, в подавляющем большинстве, благоприятной. Американские журналы называли конференцию "новой эрой" цивилизации56. Общая атмосфера, царившая на конференции, резолюции об освобожденной Европе и Организации Объединенных наций сделали Ялту кульминационным пунктом самой из величайших войн в истории. 1 марта Рузвельт, слабый и изможденный, предстал перед конгрессом с докладом о конференции. Вынужденный сидеть в кресле в течение всей своей речи, он объявил, что дискуссии о создании ООН показали "окончание системы односторонних действий, исключительных союзов, сфер влияния и баланса сил". Бывший президент США Э.Гувер, скептически относившийся к политике Рузвельта в отношении Советского Союза, вынужден был признать, что Ялта означала "великую надежду для всего мира", писатель У.Ширер оценил ее решения, как "поворотный пункт истории человечества", а вечный ворчун У.Черчилль заверял парламент: "Я не знаю в мире правительства, которое так честно выполняло бы свои обязательства, как русское".

Ялта породила дух доверия лидеров великих держав. Личностные отношения трех великих лидеров помогли решить, казалось, неразрешимые задачи и проблемы. Гарри Гопкинс, самое доверенное лицо Рузвельта, писал: "Мы глубоко верили в наших сердцах, что это было рождение новой зари, за которую мы молились и о которой говорили так много лет. Мы были абсолютно уверены, что выиграли первую великую победу мира, и нужно сказать, под "мы" я подразумеваю всех из нас, всю цивилизованную человеческую расу". "Русские, - писал он далее, - оказались мудрыми и дальновидными, и у президента или у кого-либо не было никакого сомнения, что мы могли жить с ними в мире и ладить в будущем настолько далеко, насколько это можно было бы представить". Но Гопкинс предупреждал: "у всех у нас было одно беспокойство, что никто не мог предсказать, что могло бы случиться, если бы что-либо произошло со Сталиным. Мы чувствовали, что могли положиться на его мудрость, благоразумие и взаимопонимание"57. Это красноречивое свидетельство того важного сдвига в мировой политике, произошедшего в Ялте, - дух доверия мировых лидеров. К сожалению, опасения Гарри Гопкинса оказались обоснованными, только в другом варианте. Смерть Рузвельта 12 апреля 1945 г. значительно поколебала доверие между тремя великими державами. В первую очередь, это коснулось взаимоотношений между США и Советским Союзом. Рузвельт не скрывал, что именно отношения между ними могут составить основу послевоенного мира и именно на Советский Союз он полагался в качестве главного партнера в послевоенном устройстве мира. Новый президент Гарри Трумэн твердо придерживался взятых США обязательств, но не смог устоять перед соблазном перейти от политики сотрудничества к политике диктата.

 

 

Г Л А В А 7.

ПРОБЛЕМА КИТАЯ





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...