Главная Обратная связь

Дисциплины:






На пути к созданию ООН



 

Крымская конференция приняла решение, что конференция Объединенных наций по вопросу о предполагаемой всемирной организации должна быть созвана 25 апреля 1945 г. в США. Рузвельт рассматривал Организацию своим главным детищем. Кроме идеалистических иллюзий американских либералов немаловажную роль играли и чисто практические интересы американского бизнеса и глобальные планы американской внешней политики после второй мировой войны. Поэтому, создавая ООН, американские дипломаты стремились к утверждению такой структуры всемирной организации, которая дала бы США возможность осуществлять свои политические замыслы в послевоенном мире. Английская дипломатия шла в фарватере американской и полностью разделяла ее позиции.

Предварительные переговоры четыре державы - СССР, США, Англия и Китай провели в Думбартон-Оксе в августе-октябре 1944 г. На этих переговорах были выработаны предложения, опубликованные 9-10 октября, которые легли в основу Устава ООН. Переговоры были трудными и продвигались медленно и тягуче. Но в дипломатии поспешные решения часто оказывались незрелыми и непродуманными. Наибольшие трудности возникли в кардинальном вопросе о процедуре голосования в Совете Безопасности, одном из руководящих органов будущей мировой организации, которому предстояло принимать действенные меры против нарушителей мира. В принципе все участники переговоров в Думбартон-Оксе были согласны, что при принятии важных решений в Совете Безопасности требуется единогласие его постоянных членов (т.е. Советского Союза, Соединенных Штатов, Великобритании, Китая и Франции), поскольку на них лежит главная ответственность за поддержание мира. Однако, англо-американские представители предложили сделать изъятие из этого общего правила, если вопрос коснется спора, затрагивающего постоянного члена Совета. В таком случае представитель данного государства не должен был участвовать. Принятие такого решения поставило бы в неравное положение западные государства и СССР. Если бы речь шла о США, то Англия или Франция, а может и чанкайшистский Китай всегда могли наложить вето, а кто применил бы это право, если бы конфликт касался социалистического государства? Естественно, Советский Союз не мог допустить такого правила, когда западные державы могли диктовать ему свою волю. Запад пытался создать такую организацию, которая устраивала бы прежде всего их интересы. Планируемая ими всемирная организация была бы по своему составу на их стороне и, благодаря механическому большинству, принимала бы решения угодные им.

Конференция в Сан-Франциско должна была завершить разработку Устава всемирной организации, которая предполагалась называться Организацией Объединенных наций. США представлял заместитель государственного секретаря Э.Стеттиниус, Англию - посол Англии в США, лорд Галифакс, Советский Союз - посол в США А.Громыко, Францию - известный политический деятель Ж.Поль-Бонкур, Китай - известный китайский дипломат того времени - Ку Вэйцзюнь (во всем мире его знаки как Веллингтона Ку). На начальном этапе делегации возглавляли министры иностранных дел - В.Молотов, Э.Иден, Ж.Бидо и Сун Цзывэнь.



Работа в течение всей конференции была исключительно интенсивной. Пленарные заседания, рабочие группы, встречи глав делегаций проходили ежедневно. Участники сознавали, что необходимо добиваться соглашения. Твердость принципов и гибкость в переговорах и соглашениях определяли дух работы конференции. Компромисс - душа переговоров, был основой, на которой строилась работа конференции. Основное внимание уделялось тому, чтобы новая всемирная организация оправдала надежды народов и те жертвы, которые они принесли во имя победы над фашизмом. Вторая мировая война осуществила огромные перемены в мире, она принесла решающие изменения в ХХ в. и всемирная организация должна была отвечать этим изменениям и начать всемирную перестройку международных отношений. В первую очередь, она содействовала поддержанию мира и недопущению новой войны.

На конференции был решен принцип единогласия при голосовании в Совете Безопасности, т.е. по всем важным вопросам, за исключением процедурных, решения в Совете Безопасности должны были приниматься только при единогласии всех его постоянных членов. Это имело принципиальное значение. В принятии такого решения была большая заслуга Рузвельта, который на Крымской конференции сам внес предложение, которое, по своей формулировке, в основном отвечало требованию Советского Союза. Компромисс, который практически способствовал решению и других вопросов.

Конференция в Сан-Франциско показала, что в дипломатии не бывает тупиковых положений. Даже в самых острых вопросах всегда находился выход. Главная трудность возникала из-за того, что на конференции столкнулись как бы две цивилизации, два образа жизни и мышления, это была встреча двух миров, мыслящих разными категориями. У них был разный подход к проблемам, разная терминология, разная юриспруденция, разная философия. Острая дискуссия возникла при решении вопроса о том, что должен рассматривать Совет Безопасности и что Генеральная Ассамблея, то есть какие дела могут быть объектом применения вето и какие - нет.

Советский Союз выступал за то, чтобы все важные проблемы мира и войны решались Советом Безопасности. Вашингтон и Лондон настаивали на расширении прав Генеральной Ассамблеи в ущерб Совету Безопасности. США были уверены, что они смогут легче получить там поддержку необходимого большинства и проводить выгодные им решения. Представители же ряда стран, в основном английских доминионов, африканских и латиноамериканских стран вообще настаивали на наделении Генеральной Ассамблеи такими же полномочиями, как и Совет Безопасности, а то и более широкими. После трудных переговоров наметилась возможность компромисса: Генеральная Ассамблея может обсуждать любой вопрос, поставленный тем или иным государством или группой государств, но принимать только рекомендательные решения, но не обязательные, а Совет Безопасности принимает обязательные решения, т.е. решения, которые имеют обязательную силу с согласия всех его постоянных членов. Так появилась статья 10 главы IV Устава ООН, ограничивающая полномочия Генеральной Ассамблеи выработкой лишь рекомендательных, не имеющих обязательной силы решений. В итоге вопрос о вето был решен так, как предусматривалось договоренностью в Крыму.

Бурные дебаты вызвал вопрос о местонахождении штаб-квартиры ООН. Палат представителей и конгресс США представили конференции текст резолюции о приглашении ООН в Совединенные Штаты. После бурных дебатов было проведено открытое голосование. Сначала голосовалось предложение о размещении ООН в Европе. Двадцать три голоса было подано "за", против - двадцать пять, воздержались две страны. За предложение о размещении в США проголосовало тридцать стран, против - четырнадцать, воздержались - шесть. Так было определено местопребывание ООН в США.

Всего в конференции участвовало 50 государств. Неоднократные предложения делегации СССР пригласить представителей Временного правительства Польши отклонялись западными державами под предлогом, что решение Крымской конференции о реорганизации польского правительства на более широкой основе еще не было выполнено. Но капитуляция Германии все расставила по местам. 23 июня, по настоянию СССР, конференция решила считать Польшу членом-учредителем ООН и оставить в Уставе ООН место для подписания его польским правительством.

Конференция в Сан-Франциско началась, когда советские войска начали штурм Берлина и закончилась после окончания второй мировой войны и разгрома фашистской Германии. Мир вступал в новую послевоенную эпоху. Все делегации с осознанием своей ответственности за дело мира и процветание проявили конструктивную позицию для создания организации, которая способствовала бы созданию лучшего мира и обеспечивала бы эффективное осуществление стоящих перед ней задач.

Конференция завершилась подписанием 26 июня 1945 г. подписанием Устава ООН - универсального международного договора, в котором Объединенные нации провозгласили в качестве своей основной цели: "Избавить грядущие поколения от бедствий войны".

Фрэнк Фридел, профессор американской истории Вашингтонского университета, в книге "Президенты Соединенных Штатов Америки" писал, что Рузвельт считал, что "будущий мир во всем мире будет зависеть от отношений между Соединенными Штатами и Россией"71. Опыт сотрудничества во время второй мировой войны двух стран показал насколько плодотворным и эффективным может быть взаимопонимание между ними в решении мировых проблем. Взаимопонимание означало уважение интересов друг друга и стремление идти на компромисс и откровенный обмен мнениями в вопросах, представляющих взаимный интерес. Лидеры обоих держав - США и СССР, т.е. Рузвельт и Сталин лично проявляли взаимное глубокое уважение, что сыграло решающую роль в формировании союза великих держав в борьбе против фашизма. Тридцать второй президент США сумел подобрать вокруг себя команду советников, которые разделяли его взгляды и поддерживали его, хотя многие решения он принимал самостоятельно. Такие выдающиеся деятели как А.Гарриман, Э.Стивенсон, Уэллс, Уоллес, Стеттиниус, которых он привлек к осуществлению своей внешней политики, во многом способствовали его внешней политике, направленной на сотрудничество с Советским Союзом.

Как известно, Сталин отказался посылать Молотова на конференцию в Сан-Франциско в связи с отказом западных держав пригласить Польшу принять участие в ее работе. Этот шаг советских руководителей мог принизить значение работы конференции и отразиться на ее результатах. Настойчивые попытки А.Гарримана добиться отправки Молотова не изменили решимость Сталина.

Смерть Рузвельта, видимо, глубоко взволновала советского руководство. Вечером 12 апреля Сталин принял Гарримана, чтобы выразить ему соболезнования. Он спросил американского посла, что советское правительство могло бы сделать в этот момент, чтобы помочь укреплению единства союза трех держав. Стеттиниус, когда рассказывал об этом Идену, который был в это время в Вашингтоне, сказал, что, к счастью, А.Гарриман не сказал сразу же "Польша", но вместо этого сказал, что самое большее, что Сталин может сделать это отправить Молотова на конференцию в Сан-Франциско. Стеттиниус сразу же телеграфировал Гарриману, чтобы Молотов, прежде чем отправиться в Сан-Франциско, мог приехать в Вашингтон для предварительной беседы. Сталин ответил согласием. Американское правительство отправило за Молотовым военный самолет, который должен был доставить его в Вашингтон, а оттуда в Сан-Франциско.

Видеть Молотова на конференции в Сан-Франциско было огромным желанием Рузвельта. Незадолго до смерти он писал Сталину, насколько большое значение он придает участию Молотова в конференции. Это письмо настолько откровенно демонстрирует отношение Рузвельта к этому вопросу, что его стоит привести полностью. В послании от 25 марта говорится: "Я не могу не испытывать глубокого разочарования в связи с тем, что г-н Молотов, по-видимому, не предполагает присутствовать на конференции. Помня о дружественном и плодотворном сотрудничестве в Ялте между господином Молотовым, г-ном Иденом и г-ном Стеттиниусом, я уверен, что Государственный секретарь рассчитывал продолжить в Сан-Франциско в том же самом духе совместную работу, направленную к достижению, наконец, нашей общей цели - учреждению действенной международной организации, призванной обеспечить всему миру безопасность и мир в будущем.

Если г-н Молотов будет отсутствовать, то конференция лишится весьма многого. Если срочные и ответственные дела в Советском Союзе не позволят присутствовать на конференции до конца, я очень надеюсь, что Вы найдете возможным разрешить ему приехать по крайней мере для участия в весьма важных первых заседаниях. Все державы-инициаторы и большинство других стран, участвующих в конференции, будут представлены своими министрами иностранных дел. Принимая это во внимание, я опасаюсь, что отсутствие г-на Молотова будет истолковано во всем мире как признак отсутствия должного интереса со стороны Советского правительства к великим задачам этой конференции."72 Сталин не ответил на это послание.

Но Гарриман искренне просил его послать Молотова на конференцию. Он сказал: "Самым эффективным путем заверить американский народ и мир в желании продолжать сотрудничество с США и другими членами Объединенных наций будет отправка Молотова именно в это время". Сталин, недолго посовещавшись с Молотовым, ответил, что он поедет на конференцию. Конечно, Гарриман и Сталин обменялись мнениями о будущих отношениях обоих государств в предстоящий период, когда в США произошла смена президента. Сталин не думал, что они могут претерпеть какие-либо изменения. Гарриман поддержал его мнение и сказал, что во внешней политике и проблемах войны и мира, там, где планы Рузвельта были достаточно четкими, изменений, по всей видимости, не будет. Трумэн был близким Рузвельту человеком и твердо стоял на его позициях в сенате. Он человек дела, добавил А.Гарриман, а не слов.

Конечно, продолжал американский посол, президент Трумэн не обладает тем престижем в мировой политике, какое было у Рузвельта. До того, как он стал вице-президентом, он практически не был известен в стране. Это создаст определенный период неуверенности как во внешней, так и во внутренней политике. Нынешняя конференция в Сан-Франциско может вызвать определенные трудности. Американский народ знал, что президент Рузвельт и маршал Сталин имели тесные личные отношения и они имели большое значение для советско-американских отношений.

Гарриман считал отправку Молотова в Сан-Франциско чисто символическим жестом, который ничего не менял в политике Сталина, жест, который приглашал нового президента сделать столь же символический ответ.

В тот же самый день Гарриман получил от Гарри Гопкинса телеграмму, в которой тот, сожаления о смерти рузвельта, писал: "Дело справедливого мира потеряло своего великого друга"73. Тридцать третий президент США Г.Трумэн (1884-1972 гг.) не обладал ни тем опытом во внешней политике, который был у его предшественника, ни теми политическими взглядами, которые позволяли Рузвельту находить компромиссы со Сталиным. Он был мелким фермером в Миссури, судьей, в 1934 г. был избран сенатором, а во время войны возглавлял сенатскую комиссию. Так и осталось неясным, почему Рузвельт на выборах 1944 г. предпочел кандидатуру своего прежнего вице-президента Г.Уоллеса Г.Трумэну. Новый президент начал круто менять внешнюю политику, особенно в отношении Советского Союза.

Это почувствовал Молотов, который по пути в Сан-Франциско сделал остановку в Вашингтоне и был принят Г.Трумэном. Президент был груб с народным комиссаром по иностранным делам Советского Союза. Он так выговаривал ему, что Молотов вынужден был заявить: "Мне никогда в жизни не приходилось выслушивать такую грубость". Новый президент ответил: "Осуществляйте наши соглашения и вам не придется выслушивать ничего подобного этому"74. Это произошло спустя две недели после того, как Трумэн стал президентом. Добрый жест Сталина остался без ответа. Американские исследователи отмечают, что это было началом "холодной войны". Решающее влияние на американскую внешнюю политику перешло в руки противников сотрудничества с СССР и сторонников жесткого курса во внешней политике из министерства обороны. Наиболее энергичным из них был адмирал Лехи, возглавлявший одну из сенатских комиссий, который постоянно и публично заявлял, что Сталин "лгун и мошенник", которому нельзя доверять. Люди, которые служили еще при Рузвельте, теперь стали ближайшими советниками президента, они и стали конструкторами нового курса во внешней политике, направленного на господство США в решении мировых проблем.

Роль личности в истории и мировой политике велика. Сравнение Рузвельта и Трумэна убеждают, что велика и роль одаренности личности, его личные качества, образование, культура и интеллект. Рузвельт был представителем высших слоев правящего класса северо-восточных штатов, всегда отличавшихся своим либерализмом и космополитизмом, Трумэн представлял средние классы сельских районов среднего запада. Рузвельт получил блистательное образование в Гарвардском и Колумбийском университетах, став одним из ведущих юристов страны. Он был достойным продолжателем великих президентов США - Джорджа Вашингтона, Авраама Линкольна, Томаса Джефферсона. Трумэн получил лишь среднее школьное образование. Вся жизнь Рузвельта была подготовительным периодом к занятию самой высокой должности страны, Трумэн так и остался на уровне политического механизма штата Миссури. С таким уровнем и кругозором Трумэн наследовал великую задачу, оставленную Рузвельтом, - закончить войну и построить новый международный порядок.

Г.Трумэн испытывал гораздо меньше эмоциональных обязательств к единству союзников, чем Рузвельт; потомок изоляционистов среднего запада союзное единство рассматривал с точки зрения практических преференций, чем моральной необходимости. Еще меньше он испытывал эмоций к военному сотрудничеству с Советским Союзом. Когда Гитлер напал на СССР, сенатор Г.Трумэн поставил фашистскую Германию социалистический Советский Союз на одну доску, в один ряд, как в моральном отношении совершенно одинаковых государств, и рекомендовал, чтобы Америка способствовала их борьбе на смерть. Именно тогда он произнес свою знаменитую речь, в которой была и такая фраза: "Если мы увидим, что побеждает Германия, мы должны помогать России, а если будет побеждать Россия, мы должны помочь Германии и пусть они убивают друг друга как можно больше, хотя я не хочу видеть Гитлера победителем ни в коем случае".

Несмотря на ухудшающееся здоровье Рузвельта, Трумэна не приглашали участвовать в разработке решений, связанных с внешней политикой, в период его трехмесячного пребывания на посту вице-президента. Он не был также посвящен в работы, ведущиеся по разработке атомного оружия. Поэтому новый президент США практически не представлял себе наиболее важных проблем американской внешней политики и ему предстояло еще изучить их. Уверенный в мощи США он начал свою внешнеполитическую деятельность с "выкручивания рук" Советского Союза по польскому вопросу.

По настоянию У.Черчилля, Сталину 18 апреля 1945 г. была послана совместная "декларация по польскому вопросу", которая скорее напоминала ультиматум с требованием включить в польское правительство в Варшаве представителей польской эмиграции. Были названы фамилии лиц, которых следовало пригласить для участия в формировании правительства. Среди них был Миколайчик, лидер польской эмиграции, не прекращавший антисоветскую кампанию. Г.Трумэн и У.Черчилль предупреждали, что отказ может вызвать "крушение, со всеми неисчислимыми последствиями, наших усилий разрешить польский вопрос"75. Не ограничившись такой угрозой, недопустимой среди союзников, Трумэн 23 апреля написал новое личное письмо: "Советское правительство должно понять, что если дело с осуществлением крымского решения о Польше теперь не двинется вперед, то это серьезно подорвет веру в единство трех Правительств и в их решимость продолжать сотрудничество в будущем, как они это делали в прошлом"76.

Г.Трумэн просто не имел представления, с кем он имеет дело. Сталин обвинил США и Англию в сговоре по вопросу о Польше и в попытке диктовать условия советскому правительству. Он отверг требование западных союзников и подчеркнул, что западные державы не спрашивали, когда в Бельгии и Греции создавались прозападные правительства, хотя они не соседствуют с Великобританией и США и не имеют значения с точки зрения безопасности, тогда как Польша имеет важное значение для безопасности Советского Союза. "Я готов выполнить Вашу просьбу и сделать все возможное для согласованного решения, - писал он. - Но Вы требуете от меня слишком многого. Попросту говоря, Вы требуете, чтобы я отрешился от интересов безопасности Советского Союза, но я не могу пойти против своей страны"77. Сталин дал понять западным союзникам, что диктат он отвергает и речь может идти о взаимном понимании интересов. Советский Союз собирался самостоятельно решать вопрос о Польше, не допуская никакого вмешательства Запада.

Г.Трумэн решил пригласить Черчилля и Сталина встретиться втроем где-нибудь вблизи Берлина и предложил дату встречи 15 июля. Сталину он направил личное письмо 30 мая через Гарри Гопкинса. Сталин ответил согласием. Черчилль возражал против даты 15 июля, т.к. уже было объявлено о проведении всеобщих выборов в Англии 26 июля. Он предложил срок 1-2 июля, но Трумэн заявил, что все уже решено и Сталин дал согласие именно на эту дату. Вообще, твердая позиция Сталина по польскому вопросу, казалось, во многом поколебала уверенность американского президента. Г.Гопкинс был послан в Москву, чтобы в личных беседах прозондировать намерения советского руководства не только по Польше, но и по другим вопросам.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...