Главная Обратная связь

Дисциплины:






Приговор над изменниками Родины приведен в исполнение 3 страница



Председатель . – Расскажите, почему немецкие офицеры и солдаты, как вы показывали на следствии, проходя по лагерю, срывали с военнопленных фуражки и бросали их в запретную зону?

Лангхельд . – Солдаты этим занимались как развлечением, чтобы таким образом выразить свою ненависть по отношение к русским.

Председатель . – Как это происходило дальше?

Лангхельд . – Когда пленные пытались поднять принадлежавшие им фуражки, то охрана стреляла в них. Само собою разумеется, что при этом бывали случаи, когда они их убивали.

Председатель . – Были ли еще случаи, когда стреляли по пленным?

Лангхельд . – Да. Такие случаи имели место, и я сам наблюдал подобные факты в лагере в Полтаве.

Председатель . – Кто стрелял – солдаты или офицеры?

Лангхельд . – Особенно отличался в этом вахмистр, фамилию которого в настоящий момент я припомнить не могу.

Председатель . – Значит военнопленных избирали в качестве мишени, так?

Лангхельд . – Да, можно сказать, что военнопленных в данном случае рассматривали, как дичь, по которой можно стрелять.

Председатель . – Немецкие офицеры и солдаты раздевали военнопленных?

Лангхельд . – Да. Все хорошие вещи, которые имелись у военнопленных, отбирались у них.

Председатель . – То есть их грабили?

Лангхельд . – Да, так можно сказать.

Председатель . – И вы в том числе грабили?

Лангхельд . – Да, я принимал в этом участие.

Председатель . – Куда девались вещи, которые грабили у военнопленных?

Лангхельд . – Как правило, такие вещи раздавались военнослужащим рот.

Председатель . – У мирного населения немецкая армия также отбирала вещи?

Лангхельд . – В отношении гражданского населения я не могу дать никаких подробных показаний.

Председатель . – А куда девались из лагерей трупы убитых военнопленных?

Лангхельд . – За пределами лагерей были вырыты ямы, и туда бросали трупы убитых пленных.

Председатель . – Какое ориентировочно количество военнопленных погибло в лагерях?

Лангхельд . – Наивысшая цифра составляет ориентировочно за сутки 60 мертвых пленных.

Председатель . – Получается, что это были не лагери военнопленных, а лагери смерти?

Лангхельд . – Да, можно сказать.

Председатель . – Есть ли дополнительные вопросы у военного прокурора?

Военный прокурор . – Нет.

Председатель . – У защиты имеются вопросы?

Защита . – Нет.

Председатель . – Садитесь, подсудимый Лангхельд.

После Лангхельда суд приступает к допросу подсудимого Рица . Допрос подсудимого начинает прокурор.

Прокурор . – Подсудимый Риц, скажите, какой у вас был чин в германской армии?

Подсудимый Риц отвечает через переводчика Стеснову, что у него был чин унтерштурмбаннфюрера СС, который соответствует чину лейтенанта.



Прокурор . – Вы служили в войсках СС?

Риц . – Да, я служил в войсках СС.

Прокурор . – Какие функции выполняли войска СС?

Риц . – Войска СС применяются так же, как и обычные армейские части, однако к СС‑овцам предъявляются определенные требования: арийское происхождение, определенный рост, преданность национал‑социализму и т.п.

Прокурор . – Какие функции выполняла часть, которой, вы командовали?

Риц . – Я руководил ротой СС, которая являлась карательным органом и была прикомандирована к «зондеркоманде СД» в гор. Таганроге.

Прокурор . – В частности, что эта рота конкретно делала?

Риц . – Рота СС действовала по приказу «зондеркоманды СД» города Таганрога и выполняла карательные функции, как то: расстрелы, принудительную эвакуацию населения из деревень и перевозку и охрану арестованных.

Далее, отвечая на вопросы прокурора, Риц уточняет «деятельность» роты СС, заместителем командира которой он был. Оказывается, эта «деятельность» заключалась, главным образом, в уничтожении мирного населения путем фальсификации разного рода искусственных обвинений. При этом истреблялись и старики, и женщины, и дети. Риц признает, что только по его личным приказам было уничтожено таким путем около 300 человек в районе Таганрога.

Прокурор . – А другими сведениями вы не располагаете, т.е. о других районах ничего не знаете?

Риц. – Мне известно также об уничтожении мирных граждан в Харькове. Об этом я узнал, когда был проездом в городе Харькове, а затем, когда находился при «зондеркоманде» города Харькова.

Прокурор . – Расскажите подробно об этом.

Риц . – 31 мая 1943 года я прибыл в Харьков и явился к начальнику «зондеркоманды» города Харькова Ханебиттер, которого я знал еще ранее по Германии. Там я познакомился также с офицерами «зондеркоманды» – заместителем начальника «зондеркоманды» Ирхнер, офицерами Фаст, Петерс, доктором Каппе и лейтенантом Якобе. Я могу рассказать о некоторых случаях, которые мне приходилось наблюдать в Харькове. В первую очередь мне приходилось сталкиваться с лейтенантом Якобе, который заявлял мне, что сейчас у них очень много работы с арестованными, содержащимися в Харьковской тюрьме, но что, слава богу, у них имеется специальный метод, который помогает им освобождать тюрьмы от арестованных. Тогда я спросил у него, что это за специальный метод. Якобе ответил, что это – газовый автомобиль. Когда я услыхал термин – «газовый автомобиль», я вспомнил, что мне было известно еще в Германии об этой машине. Я помню об этой машине со времени пребывания в районе Варшавы, где мне приходилось наблюдать, как при помощи этой машины вывозилось неблагонадежное население г. Варшавы. Из разговоров с секретарем национал‑социалистской организации г. Варшавы – Рихтером мне стало известно, что часть населения г. Варшавы эвакуировалась по железной дороге, а другая часть погружалась в «газовую машину» и уничтожалась. На мой вопрос, что это за машина, Рихтер ответил, что это самая обычная грузовая, транспортная машина, но у нее выхлопные газы направляются в кузов, при помощи которых и уничтожаются находящиеся в ней люди. Подобного рода объяснения о газовой машине я получил также в сентябре 1942 г. в Риге от инженера‑строителя Деппе и, кроме того, в мае 1942 г. от чиновника русского городского управления Майер, рассказавшего, что при помощи газового автомобиля уничтожалось мирное население г. Витебска. Об этих рассказах вышеуказанных лиц я вспомнил сейчас же, как только мне лейтенант Якобе сообщил, что в Харькове применяли газовый автомобиль. Я попросил лейтенанта Якобе разрешить мне осмотреть эту машину. Лейтенант Якобе дал на это свое согласие, заявив, что как раз для этого есть подходящий момент, так как на следующий день в 6 часов утра будет происходить погрузка в этот «газовый автомобиль», и я могу явиться во двор тюрьмы и посмотреть. На следующий день я явился в условленное время во двор тюрьмы, где находился лейтенант Якобе, поздоровался с ним, после чего он показал мне стоящую во дворе машину. Это была самая обыкновенная военная машина, предназначенная для перевозок, только с герметически закрывающимся кузовом. Лейтенант Якобе открыл дверцы машины и показал мне. Внутри эта машина была обита железными листами, в полу машины имелись отверстия, через которые поступали выхлопные газы из мотора, при помощи которых и отравляли находящихся в ней людей. Вскоре после этого открылись двери тюрьмы и группами оттуда начали выводить арестованных. Среди них были женщины различных возрастов и старики, которые шли в сопровождении СС‑овцев. Особенно тяжелое впечатление произвел на меня вид этих людей, люди были исхудавшие, с всклокоченными волосами, со следами побоев на лице. Те из арестованных, которые не хотели идти, получали побои и пинки. Им дано было приказание направиться к машине и погрузиться в нее. Хочу добавить еще, что количество арестованных составляло примерно 60 человек. Когда началась погрузка в машину, часть арестованных пошла в машину, другая же часть не хотела входить и оказывала сопротивление, но насильно вталкивалась эсэсовцами пинками и ударами прикладов. Наблюдая это, я спросил лейтенанта Якобе, почему известно этим людям, что их, ожидает в «газовой машине». Лейтенант Якобе ответил мне на это, что собственно людям не говорили о том, что их ожидает, но так как «газовая машина» нашла уже широкое применение в Харькове, то многим, видимо, известно, что их ожидает в этой машине.

Прокурор . – Сколько раз вы наблюдали подобную погрузку в «газовую машину»?

Риц . – Я наблюдал это только единственный раз, о котором рассказываю.

Прокурор . – Присутствовали вы при массовых расстрелах советских граждан?

Риц . – Да, я принимал в этом участие.

Прокурор . – Расскажите об этом подробно.

Риц . – Ханебиттер мне сказал, что предстоит расстрел примерно 3 000 человек, которые при занятии гор. Харькова, советскими войсками приветствовали приход советской власти. Ханебиттер сказал мне, что я имею возможность присутствовать при этом расстреле.

Прокурор . – Вы сами напросились присутствовать при расстреле?

Риц . – Да, я сам просил майора Ханебиттер разрешить мне присутствовать при этой операции.

Прокурор . – Расскажите подробно об этом.

Риц . – 2 июня майор Ханебиттер, захватив меня, выехал с рядом офицеров в деревню, расположенную недалеко от г. Харькова – Надворки или Продворки, где должен был происходить расстрел. В пути мы обогнали три автомашины, нагруженные арестованными, в сопровождении эсесовцев, которые также направлялись туда. Машина, на которой я ехал, обогнала машину с арестованными и прибыла на лесную поляну, где были подготовлены ямы. Эта поляна была оцеплена эсесовцами. Вскоре после этого появились автомашины с арестованными. Ханебиттер сказал, что в этот день подлежит расстрелу до 300 человек. Арестованные были разделены на небольшие группы, которые поочередно расстреливались эсесовцами из автоматов. Не хочу умалчивать и о своем участии в этой операции. Майор Ханебиттер сказал мне: «Покажите, на что вы способны», и я, как военный человек, офицер, не отказался от этого, взял у одного из эсесовцев автомат и дал очередь по арестованным.

Прокурор . – Среди расстреливаемых были женщины и дети?

Риц . – Да, я помню, что была женщина с ребенком. Женщина, пытаясь спасти ребенка, прикрыла его своим телом, но это не помогло, так как пули, пронизали ее и ребенка.

Прокурор . – Сколько человек было в этот раз расстреляно в вашем присутствии?

Риц . – Мне майор Ханебиттер сказал, что в этот день должно было быть расстреляно до 300 человек.

Прокурор . – Не видели ли в ямах, в которых хоронили расстреливаемых людей, умерщвленных при помощи газового автомобиля?

Риц . – Да, когда мы, офицеры, потом осмотрели место расстрела, то лейтенант Якобе показал мне одну из ям, где слегка из‑под присыпанной земли видны были очертания человеческих трупов. Якобе сказал, что вот, дескать, пассажиры вчерашней поездки на «газовом автомобиле».

Прокурор . – Вы занимались допросами арестованных мирных советских граждан?

Риц . – Да, я принимал участие в допросах советских граждан в городе Таганроге.

Прокурор . – Расскажите, как вы допрашивали советских граждан.

Риц . – Сначала я допрашивал арестованных согласие тем юридическим познаниям, которыми я обладал. Однако вскоре ко мне явился начальник зондеркоманды города Таганрога Эккер, который заявил, что так дальше дело не пойдет, что люди эти толстокожие и к ним надо применять другие меры. И тогда я начал избивать их па допросах.

Прокурор . – Побои были системой допроса советских граждан?

Риц . – Да, можно со всей определенностью сказать, что были системой. В городе Харькове, как я уже раньше показал, я имел возможность присутствовать при допросах и убедился, что все, начиная с начальника и кончая младшим чином зондеркоманды, избивали, причем сильно избивали на допросах. Так что, повторяю, это, безусловно, система.

Прокурор . – Вот вы, Риц, человек с высшим юридическим образованием очевидно, считающий себя человеком культурным, как вы могли не только наблюдать эти избиения, но и принимать в них активное участие. Расстреливать ни в чем повинных людей, причем расстреливать не только по принуждению, но и по собственной воле?

Риц . – Я должен, был выполнять приказ, так как если бы я приказа не исполнил, то меня представили бы к военно‑полевому суду и наверняка приговорили бы к смертной казни.

Прокурор . – Это не совсем так, потому что вы сами изъявили желание участвовать при погрузке людей в «газовую машину» и вас туда никто специально не приглашал.

Риц . – Да, верно то, что я сам изъявил желание присутствовать при этом, но прошу учесть, что тогда я еще являлся новичком на восточном фронте и хотел лично, убедиться, действительно ли здесь, на восточном фронте, применяется такая автомашина, о которой я слышал ранее. Поэтому я и изъявил желание лично присутствовать при погрузке в нее людей.

Прокурор . – Но в расстрелах невинных советских граждан вы, ведь, принимали непосредственное участие?

Риц . – Я уже показал ранее, что при расстрелах в Подворках майор Ханебиттер сказал: «Покажите, на что вы способны». Не желая оскандалиться, я взял у одного из эсэсовцев автомат и стал расстреливать.

Прокурор . – Следовательно, на этот мерзкий путь, на путь расстрелов ни в чем неповинных людей, вы стали по собственной воле, ибо вас к этому никто не понуждал?

Риц . – Да, я действительно в этом должен признаться.

Прокурор . – Вот вы, Риц, человек, обладающий некоторыми познаниями в области права, скажите – на восточном фронте нормы международного права немецкой армией в какой‑либо степени соблюдались или нет?

Риц . – Я должен сказать, что на восточном фронте не могло быть и речи ни о международном, ни о каком‑либо другом праве.

Прокурор . – Скажите, Риц, по чьему приказу всё это происходило, почему эта система совершенного бесправия и зверской расправы с неповинными людьми утвердилась?

Риц . – Это бесправие имело свои глубокие причины, а именно: оно вызвано указаниями Гитлера и его сотрудников, указаниями, которые можно подробно проанализировать.

Прокурор . – Расскажите подробно и конкретно, кто же именно виноват во всем этом?

Риц . – Первый и основным виновником я считаю Гитлера, призывающего, во‑первых, к водворению системы жестокости и, во‑вторых, говорившего о превосходстве германо‑арийской расы, которая призвана водворить порядок в Европе. Он также говорил о необходимости уничтожения малоценного русского народа. Далее я хочу указать на Гиммлера. Гиммлер неоднократно говорил, что нечего обращать внимание на параграфы, приговаривающие к смерти, а надо приговаривать согласно своему арийскому чувству. Это германо‑арийское чувство в Германии надо было как‑то прикрывать, а на восточном фронте немецкие войска творили неприкрыто. Далее я хочу сказать о Розенберге, на чей счет следует записать пропаганду, восхваляющую превосходство германской расы. Эта пропаганда, которую проводил Розенберг и в отношении русских, как варваров, привела к такому поведению германских солдат. Таким образом, говоря о действительных глубоких причинах этих злодеяний, я счел нужным указать на эти три имени, с которыми, безусловно, связаны преступления немецких войск.

Председатель . – Подсудимый Риц, расскажите кратко свою биографию.

Риц . – Я родился в 1919 г. в городе Мариенвердер (Германия) в семье профессора. С 1925 г. я сначала три года посещал народную школу, а затем девять лет гуманитарный университет, который и окончил, сдав испытания. Затем семь месяцев я отбывал трудовую повинность, после чего поступил в Кенигсбергский университет, где изучал право, а также занимался музыкой. С 1939 года я был призван в германскую армию, по затем был отпущен в отпуск для того, чтобы в марте 1940 года сдать государственный экзамен. До октября 1940 года я числился в рядах армии, но затем был демобилизован в связи с болезнью желудка и занимался в первое время судебной деятельностью при оберпрезидиуме Восточной Пруссии в Кенигсберге. С апреля 1941 года по май 1943 года я работал в качестве юриста в Познани. В конце мая 1943 года по так называемой тотальной мобилизации я был призван в германскую армию и направлен на восточный фронт.

Председатель . – Какие вы занимали общественные посты, будучи членом союза гитлеровской молодежи?

Риц . – Будучи членом союза гитлеровской молодежи с 1933 года, я вначале занимал небольшие руководящие должности, но затем был в Познани председателем суда чести союза гитлеровской молодежи.

Председатель . – Подсудимый Риц, сколько времени вы находились в Таганроге?

Риц . – Я находился в Таганроге с 5 июня по 1 сентября 1943 года.

Председатель . – Вы со своей ротой производили карательные мероприятия не только в Таганроге, но и в окрестностях Таганрога?

Риц . – Рота производила расстрелы, как я показал ранее, в районе песчаных карьеров, расположенных северо‑восточнее города Таганрога. Кроме того, рота осуществляла и другие карательные экспедиции.

Председатель . – Сами вы принимали участие в расстреле в песчаных карьерах?

Риц . – Да, принимал участие в расстрелах, произведенных в песчаных карьерах.

Председатель . – Какое количество людей было расстреляно в песчаных карьерах?

Риц . – Там было расстреляно до 60 человек.

Председатель . – Это за один раз?

Риц . – Да, за один раз.

Председатель . – А всего?

Риц . – В общем за два раза было расстреляно 120 человек, общее количество расстрелянных составляло примерно 2 000–3 000 человек.

Председатель . – Это по Таганрогу?

Риц . – По Таганрогу и его окрестностям.

Председатель . – Назовите должности и фамилии гестаповцев, которые принимали активное участие в расстрелах в Таганроге и его окрестностях.

Риц . – Начальником и лицом, который полностью был ответственным за проведение расстрелов, являлся руководитель зондеркоманды гаупштурмфюрер Эккер, непосредственным участником расстрела был фельдфебель Шульц. Помню также капитала Васбергер, лейтенанта Хейнтель и рядовых Майнгор и Речке.

Председатель . – Расскажите вы, лично, принимали участие в расстрелах в яме, в окрестностях Таганрога?

Риц . – Как и во многих других случаях, я получил приказ от руководителя зондеркоманды гаупштурмфюрера Эккер выделить команду для расстрела. Взялся за это я сам. Выслав команду, я выехал на место расстрела проверить, насколько точно проводится в жизнь мое указание.

Председатель . – Что вы видели на месте?

Риц . – Когда я прибыл па место, я увидел яму, примерно размером 50 X 50 метров, глубиной 4 метра. Там находилась группа лиц, подлежащих расстрелу, примерно 50 человек, и команда под руководством фельдфебеля Туркел. Арестованные были избиты и плохо одеты. Фельдфебель Туркел доложил мне о готовности начать расстрел. Я ответил: начинайте, после чего был открыт огонь. Сразу же после открытия огня в яме образовался клубок окровавленных тел, среди которых были еще недобитые люди. Тогда я предложил спуститься в яму двум рядовым и прикончить тех, кто остался в живых. Вслед за этими двумя эсэсовцами сошел в яму и я. Двух людей, которые, будучи ранеными, еще были живы, я пристрелил из пистолета. После того, как операция была закончена, я приказал двум рядовым остаться на месте в качестве охраны, а остальной части команды вернуться в Таганрог, куда отправился и сам для того, чтобы рапортовать Эккеру о выполнении задания.

Председатель . – Были ли там женщины и дети?

Риц . – Детей при этом я не видел, на что там были женщины – это я могу совершенно точно сказать.

Председатель . – В каких городах применялись газовые машины?

Риц . – Мне известно о применении «газовых автомобилей» в Харькове, о чем я уже подробно рассказывал. Дальше из разговоров с Эккером и офицерами зондеркоманды СД мне известно, что последнему рассказывал бывший заместитель начальника СД по Краснодару Раббе, что и там применялись «газовые машины».

Председатель . – Кого уничтожали в Краснодаре в «газовых машинах»?

Риц . – Мне известно, что в Краснодаре уничтожалось гражданское население. Кроме того, при помощи «газового автомобиля» были уничтожены больные, находившиеся в больнице.

Председатель . – То есть уничтожали женщин, детей и больных?

Риц . – Это правильно.

Председатель . – Сколько человек было уничтожено в Краснодаре?

Риц . – Там было уничтожено несколько тысяч.

Председатель . – Вы показали, что уничтожение населения путем «газовой машины» происходило в Варшаве и Риге. Кто руководил в Варшаве и Риге уничтожением людей путем применения «газовых машин»?

Риц . – Это происходило в указанных городах также под руководством гестапо.

Председатель . – А кто конкретно руководил?

Риц . – Это мне неизвестно.

Председатель . – От кого вам стало известно, что «газовая машина» применялась в Варшаве?

Риц . – Об этом мне рассказывал, как я показал уже выше, некий Рихтер, бывший руководящий работник окружного руководства национал‑социалистской партии.

Председатель . – А о гор. Риге откуда вам стало известно?

Риц . – Об этом мне известно от инженера‑строителя Деппе и от некоего майора, бывшего чиновника Рижского городского управления.

Председатель . – Есть ли у защиты вопросы к подсудимому?

Коммодов . – Скажите, остались ли вы верны идее национал‑социалистской партии в настоящее время?

Риц . – Я не могу сказать, что я остался верен взглядам национал‑социалистской партии, так как за время нахождения на Восточном фронте я имел возможность шаг за шагом убедиться в ложности тезисов национал‑социалистской партии.

Коммодов . – Понимаете ли вы теперь, что германское правительство и национал‑социалистская партия обманывают немецкий народ?

Риц . – Слово «обман» будет самым подходящим для этого определением.

Коммодов . – Разделял ли ваш отец профессор воззрения национал‑социалистской партии?

Риц . – Мой отец, который до прихода Гитлера к власти был членом либеральной партии, в связи с тем, что он хотел сохранить свою должность, вступил в национал‑социалистскую партию, стал ее членом. Однако я не могу сказать, что он полностью разделял взгляды национал‑социалистской партии.

На этом допрос подсудимого Рица заканчивается.

По окончании допроса подсудимого Рица , после пятнадцатиминутного перерыва, утреннее заседание 16 декабря продолжается.

Допрашивается подсудимый Рецлав .

Прокурор . – Скажите, подсудимый Рецлав, из какой семьи вы происходите, какое имеете образование?

Рецлав . – Мой отец был служащим больничной страховой кассы. Я имею среднее образование.

Прокурор . – Чем вы занимались до войны?

Рецлав . – Я был заместителем начальника отдела по рассылке газет в редакции франкфуртской газеты.

Прокурор . – С какого времени вы служите в германской армии?

Рецлав . – С мая 1940 года.

Прокурор . – В качестве кого вы служили в германской армии?

Рецлав . – В начале мая 1940 года я получил подготовку в качестве радиста в артиллерийской части. Затем, совершив поход во Францию, я был переведён в охранный батальон, дислоцировавшийся вначале во Франции, а затем в Померании.

Прокурор . – Что это за охранный батальон?

Рецлав . – Этот батальон занимался охраной пленных, причём тогда мы охраняли французов и бельгийцев.

Прокурор . – Как вы попали в этот батальон?

Рецлав . – Я был назначен в этот батальон, так как находился в том возрасте, который после французского похода уже не призывался в действующую армию.

Прокурор . – Этот батальон был подчинён германской тайной полиции?

Рецлав . – Нет, он скорее являлся ополченским. В мае 1941 года из этого батальона я был переведён в батальон особого назначения «Альтенбург».

Прокурор . – Расскажите подробно, что из себя представляет батальон «Альтенбург».

Рецлав . – Батальон «Альтенбург» является школой, где проходили подготовку чиновники германской тайной полевой полиции.

Прокурор . – Как вы попали в этот батальон?

Рецлав . – Я был направлен командованием.

Прокурор . – Сколько в этом батальоне было человек?

Рецлав . – Количество личного состава батальона колебалось, но в то время, когда я обучался, там находилось около 200 человек.

Прокурор . – Кого готовил этот батальон?

Рецлав. – В этом батальоне подготовлялись чиновники германской тайной полевой полиции. Это была единственная в Германии школа, где они проходили подготовку. Обучение охватывало военную подготовку и специальную подготовку по линии службы тайной полевой полиции.

Прокурор . – Какие дисциплины изучались в батальоне «Альтенбург»?

Рецлав . – В этом батальоне велось преподавание в основном по следующим предметам: уголовное право, практика допросов, арестов, обысков, агентурная работа среди гражданского населения. Кроме того, нам читали специальные лекции.

Прокурор . – Какие именно?

Рецлав . – Руководящие чиновники гестапо нам читали специальные доклады, в которых освещалась роль германского народа как носителя высшей германской расы и его задачи по установлению «нового порядка» в Европе и связанных с этим мероприятий.

Прокурор . – Что же это за мероприятия?

Рецлав . – Нам говорили, что советский народ, как низшая раса, должен быть уничтожен.

Прокурор . – Следовательно, в батальоне вас обучали методам уничтожения советских людей?

Рецлав . – Да.

Прокурор . – Эта установка исходила от германского правительства?

Рецлав . – Да, эти установки германское правительство годами посредством печати, кино и радио внедряло в умы немцев.

Прокурор . – Следовательно, из вас готовили не чиновников, а палачей в этом батальоне?

Рецлав . – Да, как я позднее убедился на практике, так можно сказать.

Прокурор . – И в своей практической работе вы выполняли палаческие установки, которые получили в батальоне «Альтенбург»?

Рецлав . – Да, я так же, как и другие чиновники тайной полевой полиции, выполнял эти указания.

Прокурор . – То‑есть вы принимали непосредственное участие в истреблении советских людей?

Рецлав . – Я должен признать, что по приказу своих непосредственных начальников я принимал личное участие в истреблении советских граждан.

Прокурор . – Расскажите, как вы истребляли советских граждан?

Рецлав . – Когда я был в г. Житомире, где располагалась 560 группа «ГФП» (тайная полевая полиция), то убедился, что те методы, которые нам преподавали, в практической работе применяются.

Прокурор . – Говорите конкретнее.

Рецлав . – Как правило, все лица, которые задерживались военными властями и передавались для следствия в «ГФП», подвергались сначала избиению. Если арестованный давал нужные нам показания, то избиения прекращались, а в отношении тех, которые показаний не давали, избиения продолжались и дальше, так что нередко бывали случаи смертельного исхода...

Прокурор . – Значит, если человек не признавался, его убивали, а если признавался – его расстреливали. Правильно это?

Рецлав . – Да, так было в большинстве случаев.

Прокурор . – Были ли случаи, когда фабриковались дела, фальсифицировались показания?

Рецлав . – Да, всё это имело место и довольно часто, можно сказать, что это было в порядке вещей.

Прокурор . – Кроме расстрелов и виселиц, ещё к каким способам уничтожения советских людей прибегала тайная полевая полиция?

Рецлав . – Кроме этого, насколько я знаю, применялась «газовая машина».

Прокурор . – Что из себя представляет «газовая машина»?

Рецлав . – Когда я в марте 1942 года зашёл во двор Харьковской тюрьмы, я увидел там большую закрытую автомашину, окрашенную в тёмносерый цвет.

Прокурор . – Один раз видели эту машину или несколько раз?

Рецлав . – После этого я часто видел указанную машину.

Прокурор . – Расскажите всё, что вам известно о применении «газовой машины».

Рецлав . – В марте 1942 года я увидел во дворе Харьковской тюрьмы стоявшую автомашину. Я спросил знакомого мне солдата харьковской команды СД Каминского, для чего применяется эта машина, так как мне было известно, что до сих пор на расстрел возили в машине открытого типа. На это Каминский ответил, что эта машина является новым методом истребления русских, сокращающим много времени. Далее Каминский объяснил, что отработанные газы, поступающие из мотора в кузов автомашины, через некоторое время отравляют находящихся в машине людей. Я сам в середине и в последних числах мая получил от комиссара полиции Кархан указание передать 20 человек, арестованных по подозрению в антинемецкой деятельности, в распоряжение службы безопасности СД. Вместе со мной были фельдфебель Фольман и унтер‑офицеры Тецман и Герлиц. По приходе в канцелярию тюрьмы я увидел там штурмфюрера СД Фрезе. Я доложил ему о цели своего прихода, на что Фрезе сказал, что как раз сегодня тюрьма подлежит очистке, и предложил мне принять в этом участие. Вскоре в тюремную канцелярию явился штурмбаннфюрер доктор Ханебиттер, предложивший всем сотрудникам выйти во двор. Когда мы вышли во двор, то к двери тюрьмы подъехала «газовая машина». Доктор Ханебиттер приказал нам забрать из камер арестованных. У меня был на руках список с именами 20 заключённых. Я их вызвал из различных камер, после чего им было приказано построиться в коридоре. Затем некоторым из них было объявлено, что они переводятся в другую тюрьму, а другим было сказано, что их переводят в лагерь. После этого арестованные были выведены во двор тюрьмы, где перед выходом уже стоял «газовый автомобиль». Там сотрудники СД производили погрузку арестованных в машину, и мы присоединили к ним приведённую нами партию. Правда, назначение «газового автомобиля» держалось в строгой тайне, но, тем не менее, некоторым, очевидно, было известно о нём. Некоторые арестованные сопротивлялись при посадке в «газовый автомобиль», и при этом их ударами дубинок, прикладов и рукоятками пистолетов загоняли туда. Среди этих арестованных находились старики, женщины и даже дети. Как раз в этот день разыгралась дикая сцена. Женщины плакали, некоторые бросались на колени, умоляя сохранить им жизнь. Припоминаю случай, когда у одной женщины был вырван из рук ребёнок и она забилась в рыданиях, бросилась на стоящего офицера СД и расцарапала ему лицо. Этот офицер СД немедленно вынул пистолет и пристрелил женщину. Труп её был брошен солдатами СД в автомобиль.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...