Главная Обратная связь

Дисциплины:






СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС ПО ДЕЛУ О ЗЛОДЕЯНИЯХ НЕМЕЦКО‑ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ НА ТЕРРИТОРИИ ЛАТВИЙСКОЙ, ЛИТОВСКОЙ И ЭСТОНСКОЙ ССР



РИГА. 26 января.

Сегодня здесь в Военном Трибунале округа[185]началось слушанием дело о злодеяниях, совершенных немецко‑фашистскими захватчиками на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР в период их временной оккупации.

К судебной ответственности привлечено 8 человек: бывший верховный руководитель СС и полиции на территории Прибалтики, обергруппенфюрер СС, генерал полиции Еккельн Фридих; бывший военный комендант Риги и крепости Виндава, генерал‑лейтенант германской армии Руфф Зигфрид; бывший командир 167 полка 86 пехотной дивизии, 206 пехотной дивизии, командир 42 пехотной дивизии, командир 391 охранной дивизии, комендант крепости Либава, генерал‑лейтенант германской армии Дежон фон Монтетон Альбрехт; бывший командир 403 охранной дивизии, а затем комендант гор. Курска, генерал‑лейтенант германской армии фон Дитфурт Вольфганг[186]; бывший комендант полевых комендатур №№189 и 186, начальник строительства обороны в районе Риги и Рижского взморья, командир береговой обороны 16 армейского корпуса по охране побережья.Рижского залива, генерал‑майор германской армии Вертер Фридрих; бывший командир 81 пехотного полка, командир 15 пехотной дивизии, начальник управления лагерей советских военнопленных в Прибалтике, начальник управления главной полевой комендатуры в Минске, начальник тыла 4 германской армии, генерал‑майор германской армии Павель Бруно; бывший комендант полевых комендатур №№818 и 810 в Двинске–Лиелварде–Мадлицин, Салдус, Кулдига, а затем военный комендант города Салдус, генерал‑майор германской армии Кюппер Ганс; бывший гебитскомиссар уездов Таллин, Валга, Выру и Печеры Эстонской ССР, штандартенфюрер СА Беккинг Александр.

 

 

 

Дело рассматривается в открытом судебном заседании Военного Трибунала в составе председательствующего полковника юстиции т. Панкратьева и членов Трибунала полковника юстиции т. Кире и майора юстиции т. Якобсона, с участием военного прокурора полковника юстиции т. Завьялова и защитников по назначению от суда тт. Санникова, Миловидова, Долгополова, Дивногорского и Маркевича.

На заседании оглашено обвинительное заключение, в котором говорится, что немецко‑фашистские захватчики по преступным планам, заранее разработанным германским правительством и командованием германской армии, поставили своей целью ликвидацию государственной самостоятельности Латвии, Литвы и Эстонии и превращение их в немецкую колонию, уничтожение национальной культуры этих республик, разрушение и разграбление промышленности, сельского хозяйства, лишение народов этих республик политических и экономических прав и массовое истребление советских людей. Сразу же после оккупации Латвии, Литвы и Эстонии немецкие захватчики приступили к осуществлению этих людоедских планов.



Как установлено материалами дела, Гиммлер, давая общие указания об отношении к народам "Остланда" (Прибалтики), подчеркнул, что латыши, литовцы и эстонцы – низшие расы и этим должно определяться отношение к этим народам.

Гиммлер заявил, что основную массу латышей, литовцев и эстонцев необходимо выселить в Германию для использования на работах, а освободившееся пространство заселить немцами.

Материалами следствия и актами Чрезвычайной Государственной Комиссии установлено, что в Латвийской ССР немецкие оккупанты истребили свыше 600 тысяч мирных советских граждан и военнопленных, и угнали в рабство в Германию около 280 тысяч советских граждан.

В Литовской ССР немецкие захватчики истребили около 700 тысяч мирных советских граждан и военнопленных, и угнали в рабство в Германию свыше 36 тысяч советских граждан.

В Литовской ССР немецкие захватчики разрушили свыше 80 тысяч строений, в том числе около 2 тысяч промышленных зданий, 56 электростанций и подстанций, свыше 26 тысяч жилых домов, 72 больницы, поликлиники и амбулатории, 30 театров, клубов и красных уголков, 682 здания школ и высших учебных заведений, 15 зданий научных учреждений, 26 детских учреждений, свыше 200 церквей, костелов, синагог, около 20 тысяч магазинов и складов; уничтожили и вывезли в Германию оборудование промышленных предприятий, около 640 тысяч голов крупного рогатого скота, свыше 230 тысяч лошадей, свыше миллиона свиней, овец и коз, огромное количество сельскохозяйственных орудий, инвентаря и другого имущества.

В Латвийской ССР немцы разрушили около 140 тысяч строений, в том числе 5 790 промышленно‑производственных зданий, 53 электростанции, свыше 47 тысяч жилых домов, 133 здания больниц, поликлиник и амбулаторий, 922 здания школ и высших учебных заведений, 41 детское учреждение, 15 музеев, 189 церквей и костелов; уничтожили и вывезли в Германию оборудование промышленных предприятий, свыше 800 тысяч голов крупного рогатого скота, свыше 100 тысяч лошадей, до миллиона свиней, овец и коз, десятки тысяч сельскохозяйственных орудий и другое имущество, уничтожили около полумиллиона фруктовых деревьев.

Немцами варварски разрушены города: Рига, Лепая (Либава), Даугавпилс (Двинск), Валмиера, полностью уничтожены города Резекне и Елгава (Митава).

У Эстонской ССР немецкие захватчики разрушили свыше 57 тысяч строений, в том числе 870 промышленных зданий, 43 электростанции и подстанции, около 20 тысяч жилых домов, 76 тысяч зданий больниц, поликлиник и амбулаторий, около 400 зданий школ, высших учебных заверений и научных учреждений, 95 театров, клубов, красных уголков, 15 детских учреждений, 103 церкви и других зданий религиозных культов; уничтожили и вывезли в Германию оборудование промышленных предприятий, свыше 58 тысяч голов крупного рогатого скота, свыше 15 тысяч лошадей, 80 тысяч свиней, овец и коз, большое количество сельскохозяйственных орудий и другого имущества.

В обвинительном заключении приводятся конкретные преступления, в которых изобличены материалами следствия привлеченные по настоящему делу в качестве обвиняемых Еккельн, Руфф, Дежон фон Монтетон, фон Дитфурт, Вертер, Павель, Кюппер и Беккинг.

 

Утреннее заседание 27 января.

Заседание начинается допросом генерала немецкой полиции, подсудимого Еккельна . Судебное следствие устанавливает, что обвиняемый Еккельн, вступивший в национал‑социалистскую партию в 1929 году, был приближенным Гитлера и Гиммлера.

Вскоре после вероломного нападения на СССР Еккельн назначается верховным руководителем СС и полиции так называемого «Остланда» – территории Советской Прибалтики и части Белоруссии, и осуществляет там насильственное насаждение «нового порядка». Отвечая на вопрос государственного обвинителя о политических установках, полученных им от Гиммлера при его назначении на пост руководителя СС в Прибалтике, Еккельн показывает:

Гиммлер в одной из бесед сказал мне, что территория Латвии, Литвы, Эстонии является объектом давних притязаний немцев. Поэтому нам необходимо проводить политику заселения этих территорий немцами. Часть местного населения должна быть уничтожена, часть – германизирована, а подавляющее большинство – вывезено на работы в Германию .

Общее мнение Гиммлера, Геринга и Розенберга было таково, что надо уничтожить государственную самостоятельность Прибалтийских республик и включить их в состав Германии. Еккельн, являясь верховным руководителем войск СС и полиции в Прибалтике, создал здесь режим, при котором советские люди истреблялись сотнями тысяч. На территории Латвии, Литвы и Эстонии было уничтожено свыше миллиона 400 тысяч мирных советских граждан.

Председательствующий зачитывает ряд документов, вскрывающих чудовищные злодеяния гитлеровцев в различных городах Прибалтики. По показаниям самого Еккельна, по далеко не полным данным, в концлагерях Прибалтики было истреблено и замучено свыше 50 тысяч латышей, литовцев и эстонцев. В районе Риги было обнаружено 300 тысяч трупов мирных советских людей, явившихся жертвами фашистского террора.

Далее судебное следствие устанавливает участие Еккельна в провокационном убийстве митрополита Сергия.

За период временной оккупации Прибалтики немцы организовали под видом борьбы с партизанами крупные карательные экспедиции для истребления советских людей. Во время этих экспедиций расстреливались тысячи мирных жителей, сжигались десятки населенных пунктов.

Далее государственный обвинитель оглашает письма свидетелей и показания бывшего командира 26 полицейского полка Вайсига. Прокурор оглашает акт т.н. бюро гражданских записей в Риге об умерщвлении в психиатрической больнице в Либаве 700 душевнобольных.

На этом утреннее заседание суда заканчивается.

 

Утреннее заседание 28 января.

На заседании начался допрос свидетелей по делу обвиняемого Еккельна.

Первым дает показания свидетель Ю.К. Акменс – старший научный сотрудник химического факультета Рижского университета, продолжительное время находившийся в тюремном заключении во время немецкой оккупации.

Из показаний свидетеля раскрывается жуткая картина истребления немцами советских граждан, заключенных в многочисленных фашистских застенках Прибалтики. В тюрьмах гитлеровцы искусственно распространяли инфекционные заболевания, морили людей голодом, а потом расстреливали. Среди замученных советских патриотов свидетель называет имена депутата Верховного Совета Латвийской ССР Лиекниса, писателя‑драматурга Лукса и других общественных деятелей.

Затем допрашивается свидетель Берг – главный врач Елгавской психиатрической больницы.

В августе 1941 года , – показывает Берг, – по приказанию немецкого командования отряд эсэсовцев расстрелял 540 больных нашей больницы. 440 человек были расстреляны немцами за один день в Елгавской больнице .

Свидетель Е.Е. Бриедис, старший врач 1‑й больницы в городе Риге, показывает, что в Прибалтике немцы под руководством Еккельна в широких масштабах осуществляли стерилизацию женщин.

Далее суд заслушивает свидетельские показания Юста, генерал‑майора германской армии, бывшего начальника главной полевой комендатуры Литвы. Свидетель показывает, что части СС и СД готовили крупную операцию против партизан в районе Минск–Вильнюс. Партизаны, заранее узнав об этом, ушли из районов предполагаемой операции. На большой территории остались только дети, старики и женщины. На них и обрушились каратели. За исключением небольшого количества угнанных под конвоем людей, все остальные – старики, женщины и дети – были уничтожены. Все это, говорит свидетель, делалось с ведома и одобрения Еккельна.

Далее свидетель сообщает, что подсудимый Еккельн был широко известен своей жестокостью. Он смещал подчиненных, которые в какой‑либо мере не выполняли его требований о беспощадной расправе с мирным населением – литовцами, латышами, эстонцами, а также с партизанами.

Следующим дает показания свидетель Я.Я. Каулиньш, рассказывающий суду о зверском режиме, который существовал в Саласпилском лагере смерти.

На этом утреннее заседание заканчивается.

 

Вечернее заседание 28 января.

На заседании продолжался допрос свидетелей по делу обвиняемого Еккельна. Первым допрашивается свидетель И.У. Адлер. В своих показаниях он воспроизводит картину массового истребления немецкими оккупантами советских военнопленных и мирного населения в городе Риге. Следующим дает показания 14‑летняя свидетельница Марьяна Папп. Гитлеровцы в лагере замучили ее мать и бабушку. Все присутствующие в судебном зале с затаенным дыханием выслушали показания свидетельницы о том, как ее вместе с другими детьми немцы вывозили из лагеря на расстрел. Детей вырывали у матерей. Дети тщетно молили о пощаде. Девочке только чудом удалось бежать из‑под расстрела и затем до прихода Красной Армии скрываться у знакомых.

Свидетель – председатель епархиального совета православной церкви Латвии Н.А. Македонский в своих показаниях приводит многочисленные факты кощунственного ограбления немецкими оккупантами церквей, ареста и угона в Германию церковных служителей, в том числе православных и католических епископов.

Свидетель И.И. Терентьев в своих показаниях рассказывает о чудовищных расправах гитлеровцев над мирными жителями города Резекне, деревень Аудини и Мортуки.

После этого допрашивается свидетель – военнослужащий германской армии Центрграф, оберштурмбаннфюрер, бывший начальник военного суда СС и полиции в так называемом Остланде.

Показаниями свидетеля полностью подтверждается то обстоятельство, что все злодеяния немцев в Советской Прибалтике производились под руководством или с ведома Еккельна.

На этом вечернее заседание заканчивается.

 

Утреннее заседание 29 января.

На заседании продолжался допрос свидетелей по делу обвиняемого Еккельна. Медицинский работник свидетельница М.Г. Бризкман рассказывает о чудовищных пытках, о массовых расстрелах гитлеровцами женщин и детей.

Бризкман сообщила также суду о том, что немецкие убийцы согнали в костел большую группу женщин, облили костел керосином и подожгли его.

Далее был допрошен бывший руководитель строительной группы войск СС и полиции оберштурмбанфюрер СС Блашек.

На одном из банкетов на квартире у Еккельна , – показывает он, – Еккельн изложил нам свою программу действий в Остланде. По этому плану предполагалось полностью уничтожить латышей, литовцев и эстонцев, и заселить земли Прибалтики немцами .

Блашек осуществлял одну из многочисленных так называемых «пересыльных» операций, проводимых по заданию Еккельна. Осенью 1941 года из Риги отправили многотысячную колонну советских женщин, стариков, детей и военнопленных. В 8 километрах от Риги ни в чем не повинных людей расстреляли и зарыли в специально подготовленных для этого рвах. Многие жертвы были зарыты живыми.

Суд переходит к допросу подсудимого Руфф – генерал‑лейтенанта германской армии, бывшего военного коменданта Риги.

Суд устанавливает, что Руфф совместно с Еккельном 6 и 7 октября 1944 года провели Риге одну из многочисленных массовых облав с целью захвата и угона в Германию мирных советских граждан. Войска и полиция оцепили целый район, хватали людей и отправляли в порт на пароходы. Сопротивлявшихся избивали или расстреливали.

Председательствующий оглашает выдержку из акта Чрезвычайной Государственной Комиссии, из которого явствует, что в Германию из Риги было угнано более 76 тысяч жителей.

Затем суд переходит к выяснению обстоятельств, связанных с приказом Руффа о разрушении Риги. Подсудимый показывает, что он издал приказ о подготовке многочисленных объектов к взрыву до 10 октября 1944 года.

В течении 11 и 12 октября в городе производились разрушительные работы. Были разрушены заводы «ВЭФ», «Вайрогс», «Квадрат», цементный, фанерная фабрика, крупнейшая в Латвии Кегумская гидроэлектростанция, стерт с лица земли порт, взорваны железнодорожные и понтонные мосты, рижский железнодорожный узел, гостиницы, школы, жилые дома и ряд других промышленных и культурных объектов.

На этом утреннее заседание заканчивается.

 

Утреннее заседание 30 января.

На заседании суду давал показания по делу подсудимого Руффа, свидетель Мутуль.

В результате судебного следствия суд установил полную ответственность подсудимого Руффа за все злодеяния, совершенные в Риге, в бытность его комендантом города.

Далее суд переходит к допросу подсудимого Дежона фон Монтетона , генерал‑лейтенанта германской армии, бывшего коменданта города‑крепости Лепая.

С декабря 1942 года по июль 1944 года подсудимый командовал 391‑й охранной дивизией. В этот период под видом борьбы с партизанами по его приказу выжигались целые районы вдоль железных дорог, мирное население – старики, женщины и дети – расстреливалось, уцелевшие жители угонялись на каторгу в Германию, а их имущество подвергалось разграблению.

В июле 1944 года 391‑я охранная дивизия была разгромлена наступающими частями Красной Армии. Отступая с остатками дивизии, Дежон фон Монтетон приказал уничтожать на пути жилые дома, школы, монастыри, промышленные предприятия. В октябре 1944 года этот фашистский палач, отличившийся в расправах над мирным населением, был назначен на должность коменданта города‑крепости Лепая и находился в этой должности до капитуляции Германии.

По приказам подсудимого в городе проводились массовые облавы на мирных жителей.

Как показывает сам Дежон фон Монтетон, из Лепая было угнано в германию более 12 тысяч советских граждан, оставшееся мирное население в принудительном порядке отправлено на сооружение оборонительных укреплений. Жители, не выполнившие приказ коменданта о выходе на оборонительные работы, обрекались на голод, пытки и расстрел.

Подсудимый признает, что по его приказу были минированы и приготовлены к разрушению все промышленные предприятия города, портовые сооружения, маяк и другие объекты.

Далее прокурор оглашает свидетельские показания гражданок Павловой и Щегловой о массовых расстрелах мирных граждан в деревнях, через которые проходили части, подчиненные Дежону фон Монтетону.

Подсудимый под давлением улик подтверждает, что эти факты действительно имели место.

В ходе судебного следствия установлено, что части 391‑й охранной дивизии, которой командовал подсудимый, по его приказу под видом борьбы с партизанами занимались массовым истреблением мирного населения, сожжением деревень и грабежами. Это подтверждают в своих показаниях вызванные на суд свидетели А.П. Ковалев и бывшие военнослужащие германской армии Вайн и Шейфер.

На этом утреннее заседание суда заканчивается.

 

Вечернее заседание 30 января.

Заседание началось допросом обвиняемого Вертера , генерал‑майора германской армии, бывшего коменданта полевых комендатур №№189, 186, командира обороны 16 армейского корпуса по охране побережья Рижского залива.

Суд устанавливает, что находившийся в Ленинградской и Калининской областях Вертер под предлогом борьбы с партизанами издал приказ о массовых расправах над мирным советским населением. Немецкие убийцы расстреливали население десятков деревень, а деревни стирали с лица земли. Зарегистрированы многочисленные факты, когда немецкие каратели, руководимые Вертером, загоняли советских граждан в дома и заживо сжигали.

Полевая комендатура №186, которой командовал Вертер, с марта по июнь 1944 года отправила на каторгу в Германию 17 000 советских граждан из городов Валмера и Цесис, 4 с половиной тысячи человек из г. Слоки. В апреле 1945 года войсками и жандармскими частями было угнано в Германию все латышское население из прифронтовой полосы.

Являясь начальником строительства обороны г. Риги и Рижского взморья, Вертер насильственно привлекал к тяжелым земляным работам мирных граждан и советских военнопленных. Немцы заставляли их работать под артиллерийским обстрелом.

Подсудимый является также соучастником разрушения промышленных предприятий, культурно‑бытовых учреждений и других сооружений в городах Рига, Валмера, Цесис, Алуксне, Лимбажи и других.

Подсудимый Вертер подтверждает показания, данные им на предварительном следствии.

Свидетельница 72‑летняя жительница г. Слоки Абикис в своих показаниях рассказала суду о том, как в начале осени 1944 года по приказу Вертера мирное население угонялось на строительство оборонительных сооружений, возводившихся под артиллерийским обстрелом.

Этот факт подтверждает свидетельница А.Г. Рослова, работавшая на строительстве оборонительных сооружений в районе г. Слоки вместе со своим сыном. Она говорит также о расстрелах немцами мирных граждан. От руки фашистских убийц погиб и ее муж.

По ходатайству прокурора оглашается текст акта комиссии по вскрытию мест захоронения трупов в г. Слоки. В акте говорится, что при вскрытии ямы было обнаружено 19 трупов с пулевыми ранениями и со следами страшных пыток.

Свидетель Быков показывает суду о преступлениях подсудимого Вертера, совершенных им на территории Псковской области.

По приказу комендатуры, возглавляемой Вертером, все население района должно было явиться на определенный сборный пункт для отправки в Германию. Люди не явились. Тогда в район была направлена карательная экспедиция, которой придали полевую артиллерию. Карательный отряд в течении нескольких дней сжег дотла деревни Высоково, Акатьево, Костелево, Букино и многие другие .

Затем немцы , – продолжает свидетель, – все население района объявили «партизанами» и запретили хождение из одного населенного пункта в другой. Нарушение этого приказа каралось расстрелом .

Допросом свидетеля Быкова вечернее заседание заканчивается.

 

Утреннее заседание 31 января.

Заседание начинается с допроса подсудимого Кюппера , генерал‑майора германской армии, бывшего коменданта полевой комендатуры №818 в Даугавпилсе, военного коменданта города Саллус.

Отвечая на вопросы прокурора, подсудимый вынужден признать, что в августе–сентябре 1942 года, являясь представителем командующего тылового района армейской группировки на Украине, он осуществлял выселение всех жителей из 50‑и километровой полосы. Это «выселение» заключалось в полном уничтожении населенных пунктов, истреблении людей и разграблении всего их имущества.

В Даугавпилсе на должность коменданта полевой комендатуры №818 Кюппер прибыл в феврале 1943 года. Будучи старшим военным начальником в отношении всех частей и учреждений немецкой армии, дислоцировавшихся в Даугавпилсе. Кюппер беспощадно расправлялся с мирным населением. В 1943 году им лично были организованны и под его руководством проведены карательные экспедиции под названием «венский лес» и «зимнее волшебство». Подсудимый признает, что эти экспедиции проводились крупными войсковыми силами с участием артиллерии и танков, что на протяжении многих десятков километров каратели выжгли селения, расстреляли жителей этих селений и что скот, сельскохозяйственный инвентарь, домашняя утварь увозились немцами.

В конце утреннего заседания, а также на вечернем заседании суду давали показания свидетели.

 

Вечернее заседание 31 января.

Суд переходит к допросу подсудимого Павеля – генерал‑майора германской армии.

Судебным следствием устанавливается, что Павель в бытность командиром 15 пехотной дивизии при отступлении от Нарофоминска до Вязьмы, в конце 1941 года и в начале 1942 года, подвергал опустошению районы, через которые следовала дивизия.

В конце 1942 года подсудимый был назначен начальником лагерей советских военнопленных. Ему подчинялись все лагеря на территории Латвии, Литвы, Эстонии и части Белоруссии.

Зверский режим, установленный в лагерях, голод, болезни, пытки и издевательства приводили к огромной смертности среди военнопленных.

Выясняется также, что в апреле 1943 года во время карательной экспедиции против партизан в районе северо‑восточнее Минска немецкие части сожгли много сел и деревень, уничтожили до 15 тысяч мирных жителей, которых в сводке верховного командования выдали за партизан.

Все эти кровавые злодеяния осуществлялись по прямым указаниям подсудимого Павеля.

На этом вечернее заседание заканчивается.

 

Утреннее заседание 1 февраля.

На заседании продолжался допрос свидетелей по делу подсудимого Павеля.

Далее суд переходит к допросу подсудимого Беккинга – штандартенфюрера СА.

Судебное следствие устанавливает, что Беккинг, будучи областным комиссаром в Эстонии, с беспредельной жестокостью проводил ограбление советских территорий. Путем террора и насилий он выкачивал у эстонского крестьянства все продовольствие, обрекая людей на голод и нищету.

Устанавливается также, что под контролем Беккинга находилось 2 концлагеря, где томились тысячи мирных советских граждан, согнанных из Сталинградской и Псковской областей. Зверский режим, установленный в этих лагерях, приводил к массовой гибели людей.

Допросом подсудимого Беккинга утреннее заседание заканчивается.

 

Вечернее заседание 1 февраля.

Заседание начинается показаниями свидетеля Трейар, вызванного по делу подсудимого Беккинга. Затем показания дают свидетели Анолик, иеромонах Псковско‑Печерского монастыря Серафим Розенберг.

По просьбе прокурора оглашается заключение судебно‑медицинской экспертизы. Экспертизой установлено, что массовое истребление мирных советских граждан и военнопленных на территории Прибалтики происходило в течении всего периода немецкой оккупации. С приближением наступающей Красной Армии немцы, пытаясь замести следы своих преступлений, разрывали могилы, сжигали трупы, места массовых погребений сравнивали с землей, запахивали и засеивали хлебами, переносили старые кладбищенские кресты на могилы своих жертв и т.д. Экспертиза считает установленными факты массовой стерилизации женщин и кастрации мужчин, осуществлявшихся гитлеровцами.

На этом вечернее заседание суда заканчивается.

 

Утреннее заседание 2 февраля.

На заседании начались прения сторон. Председательствующий предоставляет слово государственному обвинителю полковнику юстиции тов. Н.П. Завьялову.

 

Речь государственного обвинителя.

В начале своей речи государственный обвинитель подчеркивает, что чудовищные преступления подсудимых являются составной частью преступных планов германского фашизма, ставившего своей целью превращение всех свободолюбивых народов мира в рабов немецких империалистов.

Гитлеровские захватчики, оккупировав Советскую Прибалтику, упразднили государственную самостоятельность латышского, литовского и эстонского народов. Территория этих республик была объявлена частью немецких провинций «Остланд».

Немецкие захватчики ввели здесь колониальный режим, покрыли страну сетью тюрем и концентрационных лагерей, сотнями и тысячами истребляли советских граждан.

За годы немецкой оккупации в Советской Прибалтике от рук фашистских убийц погибло 1 миллион 435 тысяч 410 человек.

Огромный ущерб нанесли немецкие оккупанты народному хозяйству. В Риге, Вильнюсе, Каунасе, Таллине. Нарве и в десятках других городов Прибалтики немцы уничтожили несколько тысяч промышленных и коммунальных предприятий, железнодорожные станции, разрушили десятки тысяч жилых домов. В руины превращены города Нарва, Елгава, Тарту, Резекне и др. Только в Литве и Латвии немцы разрушили около 150 тысяч крестьянских хозяйств, отняли у крестьян земли, полученные ими в 1940–1941 годах от советской власти.

Немецкие вандалы уничтожили национальную культуру латышей, литовцев и эстонцев. Они разгромили Вильнюсский и Литовский университеты, разграбили и уничтожили сотни и тысячи школ, музеев, картинных галерей, библиотек, зверски расправились со многими лучшими представителями интеллигенции.

За все эти злодеяния несут ответственность подсудимые Еккельн, Руфф, Дежон фон Монтетон, Вертер, Кюппер, Павель и Беккинг. Они были организаторами и исполнителями злодейских замыслов гитлеровской клики, сидящей сейчас на скамье подсудимых в Нюрнберге.

Перед вами, граждане судьи , – говорит государственный обвинитель, – на скамье подсудимых сидят преступники, но счету которых самые отвратительные, самые гнусные преступления против народов Прибалтики – литовцев, эстонцев, латышей и других народов нашей советской отчизны, преступления, которые по своей омерзительности превосходят самые чудовищные злодеяния средневековых инквизиторов .

Именем замученных, убитых и растерзанных гитлеровцами советских людей, именем народов Латвии, Литвы и Эстонии, именем народов всего Советского Союза я обвиняю всех сидящих на скамье подсудимых в преступлениях предусмотренных статьей 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года, и как государственный обвинитель требую, граждане судьи, приговорить всех их к смертной казни через повешение .

Речью прокурора утреннее заседание заканчивается.

 

Вечернее заседание 2 февраля.

На заседании слово предоставляется защите. Выступают: по делу подсудимого Еккельна – адвокат тов. Миловидов, по делу подсудимого Руффа – адвокат тов. Долгополов, по делу подсудимого Дежона фон Монтетона – адвокат тов. Санников, по делу подсудимых Вертера и Кюппера – адвокат тов. Маркевич, по делу подсудимых Павеля и Беккинга – адвокат тов. Дивногорский.

Затем председательствующий предоставляет слово подсудимым. Подсудимые Еккельн[187], Руфф, Дежон фон Монтетон[188], Вертер[189], Кюппер, Павель и Беккинг, признавая свою вину, просят суд о смягчении приговора.

Затем суд удаляется на совещание для вынесения приговора.

 

Приговор.

Военный трибунал признал подсудимых Руффа, Еккельна, Дежона фон Монтетона, Вертера, Кюппера, Павеля и Беккинга виновными в преступлениях, предусмотренных статьей первой Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года, и, руководствуясь статьей 4 Уголовного Кодекса РСФСР, действующего на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР, и статьями 319 и 320 Уголовно‑Процессуального Кодекса РСФСР, приговорил:

Еккельна, Руффа, Дежона фон Монтетона, Вертера, Кюппера, Павеля, Беккинга – к смертной казни через повешение.

 

РИГА. 3 февраля. (ТАСС).

 

 

 

Сегодня в 3 часа дня был приведен в исполнение приговор Военного трибунала Прибалтийского военного округа[190]над осужденными к смертной казни через повешение немецко‑фашистскими злодеями: Руффом, Еккельном, Дежоном фон Монтетоном, Вертером, Кюппером, Павелем и Беккингом.

Приведение приговора в исполнение было встречено всеми присутствующими на площади единодушным одобрением.

 

 


[1]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 8 июля 1941 года.

 

[2]Советский Союз, так же как и Германия, подписал Конвенцию об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях, принятую на конференции в Женеве, 27 июля 1929 года.

 

[3]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 8 июля 1941 года.

 

[4]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 27 августа 1941 года.

 

[5]Так в тексте.

 

[6]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 20 ноября 1941 года.

 

[7]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 1 августа 1941 года.

 

[8]Утреннее сообщение Светского Информбюро от 9 августа 1941 года.

 

[9]Воспроизводится по публикации в газете «Известия», от 9 августа 1941 года.

 

[10]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 6 декабря 1941 года.

 

[11]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 19 декабря 1941 года.

 

[12]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 20 июля 1941 года.

 

[13]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 15 августа 1941 года.

 

[14]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 27 июля 1941 года.

 

[15]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 12 августа 1941 года.

 

[16]Воспроизводится по публикации в газете «Правда», от 4 сентября 1941 года.

 

[17]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 14 сентября 1941 года.

 

[18]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 26 августа 1941 года.

 

[19]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 7 октября 1941 года.

 

[20]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 26 ноября 1941 года.

 

[21]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 21 декабря 1941 года.

 

[22]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 31 августа 1941 года.

 

[23]Так в тексте.

 

[24]Воспроизводится по публикации в газете «Правда», от 15 октября 1942 года.

 

[25]«Ведомости Верховного Совета СССР» 1942 г. №40

 

[26]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 25 июня 1943 года.

 

[27]Так в тексте.

 

[28]Так в тексте.

 

[29]См. раздел «Судебные процессы...».

 

[30]Датируется по времени начала работы на территории Харькова Центральной комиссии по расследованию зверств немецких оккупантов.

 

[31]Массовое истребление мирных советских граждан гитлеровскими захватчиками в концлагерях близ мест. Озаричи Полесской обл. в марте 1944 г.

Цитируется по изданию «Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками», Сборник материалов, т. IV. М., Госюриздат, 1959, стр. 329–331.

Смотри так же раздел «Преступления против военнопленных и мирного населения», сообщение об истреблении гитлеровцами советских людей путем заражения сыпным тифом.

 

[32]В публикации «Озаричского», по названию районного центра.

 

[33]Ошибочно. Кировский район – Могилевской обл.

 

[34]В публикации «Озаричского».

 

[35]По изданию «Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками», Сборник материалов, т. IV. М., Госюриздат, 1959, стр. 321, 322.

 

[36]Датируется по Сообщению ЧГК об истреблении гитлеровцами советских людей путем заражения сыпным тифом, раздел «Преступления против военнопленных и мирного населения».

 

[37]По изданию «Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками», Сборник материалов, т. IV. М., Госюриздат, 1959, стр. 331, 332.

 

[38]По изданию «Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками», Сборник материалов, т. IV. М., Госюриздат, 1959, стр. 325–327.

 

[39]В публикации «Озаричского».

 

[40]По изданию «Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками», Сборник материалов, т. IV. М., Госюриздат, 1959, стр. 317, 318.

 

[41]По изданию «Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками», Сборник материалов, т. IV. М., Госюриздат, 1959, стр. 336, 337.

 

[42]По изданию «Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками», Сборник материалов, т. IV. М., Госюриздат, 1959, стр. 346, 347.

 

[43]По изданию «Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками», Сборник материалов, т. IV. М., Госюриздат, 1959, стр. 347, 348.

 

[44]Источник http://archive.pskov.ru/pobeda65/chapter2/index.htm ― фотокопия.

 

[45]Так в документе.

 

[46]Так в документе.

 

[47]Так в документе.

 

[48]Датируется по содержанию документа.

 

[49]Начальника.

 

[50]Не публикуется.

 

[51]Дата освобождения гор. Минска от гитлеровских оккупантов.

 

[52]В документе неразборчиво.

 

[53]Так в документе.

 

[54]

«Заведомо ложный донос органу судебно‑следственной власти или иным, имеющим право возбуждать уголовное преследование должностным лицам, а равно заведомо ложное показание, данное свидетелем, экспертом или переводчиком при производстве дознания, следствия или судебного разбирательства по делу...»

 

 

[55]Собственноручная запись. Источник http://archive.pskov.ru/pobeda65/chapter2/index.htm ― фотокопия.

 

[56]Так в тексте.

 

[57]Так в тексте. Икона Чирской Богоматери.

 

[58]Игумен Иосаф, основатель Снятогорского Псковского монастыря.

 

[59]В «Именном списке на граждан г. Павловска...» она названа Косяк Нина.

 

[60]Источник http://archive.pskov.ru/pobeda65/chapter2/index.htm ― фотокопия.

 

[61]Воспроизводится по «Нюрнбергский процесс» в трех томах, из‑во Юридическая литература, 1966 г., т.3, с.313―317.

 

[62]Воспроизводится по «Нюрнбергский процесс» в трех томах, из‑во Юридическая литература, 1966 г., т.3, с.317―320.

 

[63]Воспроизводится по «Смоленская область в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945. Документы и материалы». М., 1977. С. 325–329.

 

[64]Не приводится.

 

[65]Воспроизводится по «Акт Ленинградской Городской Комиссии о преднамеренном истреблении немецко‑фашистскими варварами мирных жителей Ленинграда и ущербе, нанесённом хозяйству и культурно‑историческим памятникам города за период войны и блокады», ОГИЗ, ГосПолитИздат, 1945 г.

 

[66]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 6 апреля 1943 года.

 

[67]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 5 августа 1943 года.

 

[68]Воспроизводится по публикации в газете «Красная Звезда», от 7 сентября 1943 года.

 

[69]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 6 ноября 1943 года.

 

[70]Согласно показаниям фельдфебеля Янчи Гейнц, проходившему службу в лагере №271 в городе Вязьма, на процессе в Харькове 17 декабря 1943 г., где он привлекался в качестве свидетеля, при этапировании 15 000 военнопленных в Смоленск, 13 000 из них скончались в пути.

 

[71]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 13 ноября 1943 года.

 

[72]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 29 февраля 1944 года.

 

[73]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 5 мая 1944 года.

 

[74]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 7 мая 1944 года.

 

[75]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 14 июня 1944 года.

 

[76]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 18 августа 1944 года.

 

[77]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 19 сентября 1944 года.

 

[78]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 26 ноября 1944 года.

 

[79]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 19 декабря 1944 года.

 

[80]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 23 декабря 1944 года.

 

[81]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 5 апреля 1945 года.

 

[82]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 29 августа 1944 года.

 

[83]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 3 сентября 1944 года.

 

[84]Воспроизводится по публикации в газете «Известия», от 26 января 1944 года.

 

[85]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 30 апреля 1944 года.

 

[86]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 11 марта 1944 года.

 

[87]В данном издании документа фотокопии не приводятся.

 

[88]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 3 августа 1944 года.

 

[89]Документ воспроизводится в сокращенном виде по «Нюрнбергский процесс» в 3‑х томах, из‑во Юридическая литература, т.2., с.275―289.

 

[90]Остальные документы не приводятся, так как они либо уже были опубликованы в семитомном издании «Нюрнбергский процесс...», либо опубликуются отдельно в трехтомном издании, по которому документ и воспроизводится.

 

[91]Воспроизводится по публикации в газете «Известия», от 16 сентября 1944 года.

 

[92]Воспроизводится по публикации в газете «Красная звезда», от 8 мая 1945 года.

 

[93]Воспроизводится по «Нюрнбергский процесс» в 3‑х томах, из‑во Юридическая литература, т.3., с.415―424.

 

[94]Здесь и далее, речь идет о рабочих местах.

 

[95]По‑видимому в связи с этим, а так же чрезвычайным характером Указа, в «Указаниях начальника Главного Управления Военных Трибуналов от 18 мая 1943 года о порядке рассмотрения дел в военно‑полевых судах при дивизиях действующей армии», сказано:

 

«...2. В отношении лиц, перечисленных в ст.1 и 2 Указа от 19 апреля 1943 г., бесспорно уличенных в совершении убийств и истязаний гражданского населения и пленных красноармейцев, дела рассматриваются военно‑полевыми судами независимо от времени совершения преступления»

 

Этот пункт фактически придает Указу обратную силу.

 

[96]Таким образом в данной статье речь идет о преступлениях против личности, совершенных военнослужащими германской армии и стран сателлитов, общественно‑опасным способом.

По имеющимся сведениям, с 1943 года по 1952 год в рамках данного Указа, к ответственности было привлечено не менее 81 780 человек, в том числе 25 209 иностранцев из числа военнослужащих противника.

 

[97]В «Указаниях начальника Главного Управления Военных Трибуналов от 18 мая 1943 года о порядке рассмотрения дел в военно‑полевых судах при дивизиях действующей армии», об этом сказано следующие:

 

«...8. Приговоры военно‑полевого суда утверждаются командиром дивизии и приводятся в исполнение немедленно. Приговор к смертной казни приводится в исполнение в точном соответствии со ст.5 Указа от 19 апреля 1943 г.

В случае замены командиром дивизии смертной казни осужденному каторжными работами, это решение является окончательным».

 

В послевоенное время замена смертной казни каторжными работами стала частым явлением.

 

[98]Воспроизводится по публикации отчета в газете «Красная звезда», от 15―20 июля 1943 года.

 

[99]Контр‑революционные действия, в широком смысле трактуются как:

 

«ст.58.1. ...Контр‑революционным признается также и такое действие, которое, не будучи непосредственно направлено на достижение вышеуказанных целей, тем не менее, заведомо для совершившего его, содержит в себе покушение на основные политические или хозяйственные завоевания пролетарской революции.»

УК РСФСР, редакция 1926 г.

 

 

[100]

«Ст. 319. Суд основывает свой приговор исключительно на имеющихся в деле данных, рассмотренных в судебном заседании.

Оценка имеющихся в деле доказательств производится судьями по их внутреннему убеждению, основанному на рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности.

Ст. 320. При постановке приговора суд должен разрешить следующие вопросы:

) имело ли место деяние, приписываемое подсудимому;

) содержит ли в себе это деяние состав преступления;

) совершил ли означенное деяние подсудимый;

) подлежит ли подсудимый наказанию за учиненное им деяние;

) какое именно наказание должно быть назначено подсудимому и подлежит ли оно отбытию подсудимым;

) подлежит ли удовлетворению заявленный гражданский иск, а если иск заявлен не был, то надлежит ли принять меры обеспечения могущего быть заявленным гражданского иска;

) как поступить с вещественными доказательствами;

) на кого должны быть возложены судебные издержки.»

УПК РСФСР, редакция 1923 г.

 

 

[101]Все члены Московской коллегии адвокатов, по назначению суда. С.К. Казначеев и Н.П. Белов впоследствии привлекались к послевоенным судебным процессам над военными преступниками. Н.В. Коммодов скончался вскоре после окончания процесса.

 

[102]18 генералов, 28 офицеров, 39 унтер‑офицеров и солдат германской армии, СС, полиции и жандармерии.

 

[103]Все члены Московской коллегии адвокатов, по назначению суда. С.К. Казначеев и Н.П. Белов ранее принимали участие в харьковском процессе 1943 года.

 

[104]Свои действия он объяснил, тем что «в каждом русском мы видели лишь животное. Это ежедневно вдалбливалось в наши головы начальством. Поэтому совершая убийства и другие преступления мы не задумывались над этим, так как в наших глазах русские не были людьми ».

 

[105]У советских военнопленных в госпитале откачивалась спинномозговая жидкость с целью ее дальнейшего использования при лечении немецких военнослужащих. Опыты проводились с участием студентов практикантов, специально приезжавшим из Германии. К числу опытов можно отнести забор гнойных выделений и смазывание ими свежих ран военнопленных. Иногда брали кровь у больных заражением крови и переливали ее здоровым. Так испытывались новые вакцины.

 

[106]Долгое время пленному не оказывалась никакой медицинской помощи. Затем обер‑артц Вагнер, осмотрев его, нашел, что имеет место быть интересный медицинский материал. Студенты практиканты приступили к удалению гноя из ран. В связи с тем, что каждый студент хотел попробовать свои силы при проведении операции, пациент потерял много крови и в бессознательном состоянии был снят с операционного стола.

 

[107]Немецкие врачи отдавали предпочтение крови детей и подростков. Забор крови осуществлялся в количестве 600―800 кубических сантиметров одноразово.

 

[108]Родителям детей объяснялось, что детей забирают на излечение и что они должны быть благодарны германским властям заботящимся об их детях.

 

[109]Подсудимый участвовал во многих карательных операциях и расстрелах мирных жителей Смоленской и Псковской областей. Некоторыми акциями руководил лично. В январе―феврале 1943 года Киршфельд командуя карательным отрядом, проводил операции в районе Невель―Усвяты.

 

[110]Если становилось известно, что в какой либо деревне замечен хотя бы один партизан, то населенный пункт сжигался, а жители, как правило, расстреливались. Имущество подвергалось разграблению. Сельхозпродукты и инвентарь вывозились, скот угонялся. Выживших крестьян угоняли в Германию на принудительные работы.

 

[111]Эвертс Эрих будучи командиром отделения 490‑го охранного батальона участвовал в регулярных карательных экспедициях.

Впервые проявил в июне 1941 в селе Выдра, в 25 километрах северо‑западнее Смоленска. Там было расстреляно около ста мирных жителей. Эвертс лично расстрелял четверых человек. В дальнейшем он принимал участие в сожжении сорока деревень и расстреле мирных жителей в районе Клетни Орловской области.

Однажды в немецкий штаб патруль привел группу советских людей обвинявшихся в связях с партизанами. Люди были истощены настолько, что едва стояли на ногах. После короткого допроса поступила команда расстрелять их. Люди вырыли себе могилу и отделением Эвертса были расстреляны.

 

[112]Так в тексте

 

[113]Унтер‑офицер Вайс Вилли организовывал и принимал участие в угоне трудоспособных граждан на принудительные работы в Германию. Тех кто пытался уклониться от мобилизации, расстреливал.

В 1943 году близ города Осиповичи проводя карательный рейд, подразделение подсудимого расстреляло и заживо сожгло в домах крестьян заподозренных в связях с партизанами. Награбленное продовольствие использовали для своих нужд. Крестьяне облагались непосильным продовольственным налогом немецкими властями на местах, и в случае ограбления их карателями им грозила смерть от голода.

 

[114]Речь идет расстреле мирных жителей села Каспля в июле 1942 года произошедшем на Кукиной горе.

 

[115]Речь идет о событиях произошедших в июле 1943 года во время большого карательного рейда против жителей деревень близ города Осиповичи. Подсудимый принял участие в расстреле 25 человек и повешении еще 10 жителей деревни, а также сожжении 60 мирных жителей.

 

[116]Подсудимый надзирал за работой военнопленных по очистке железнодорожного полотна на Восточном вокзале города Смоленска с октября 1941 года по май 1942 года. При этом он лично расстрелял двадцать и забил до смерти тридцать человек, которые из‑за истощения не могли, по его мнению, работать энергично.

 

[117]Гаудян Курт в звании ефрейтора охранного батальона принимал участие в массовом избиении и расстреле советских военнопленных конвоированных со станции Смоленск в лагерь в декабре 1941 года. Во время конвоирования лично им было расстреляно шесть военнопленных.

В июле 1942 года участвовал в массовом расстреле жителей села Каспля Смоленской области, разграблении и сожжении их домов.

В ряде поселений (Шейновка и др.) занимался грабежом мирных жителей, изнасиловании женщин, сопровождая свои действия расстрелами при попытке сопротивления.

 

[118]Генчке Фриц служил в звании ефрейтора в 335‑го охранном батальоне. В ноябре 1941 года рота где служил подсудимый конвоировала советских военнопленных примерно в количестве пяти тысяч человек из Смоленского пересыльного лагеря №126 в город Минск. Уже на этапе отбора наиболее слабых и не способных перенести транспортировку, Генчке собственноручно расстрелял около десяти военнопленных. За три дня пути в поезде умерло от истощения и было расстреляно около пятисот человек. Вагоны, в которых перевозили пленных, не имели крыш. По приказу ротного фельдфебеля по каждому выглядывающему наружу пленному открывался огонь из автоматического оружия. Расстреливались также и те лица из гражданского населения которые по какой‑либо причине приближались к вагонам. О медицинской помощи, ехавшим поздней осенью в открытых вагонах людям, речи не шло.

Та же ситуация повторилась во время транспортировки пленных в декабре 1941 года из Смоленска в город Двинск. За время пути погибло и расстреляно как минимум полторы тысячи военнопленных.

При конвоировании военнопленных из Вязьмы в Смоленск команда конвойных, в которой состоял Генчке, получила усиленный боекомплект до 90 штук патронов. За время пути все они были израсходованы. Дорога, по которой пролегал маршрут, оказалась усеянной трупами.

 

[119]Подсудимый отправился с военнопленными за дровами в лес, и поскольку те не могли справиться с заданием, расстрелял их.

 

[120]Райшман Иозеф – старший солдат «хунде‑фюрер» 350‑го пехотного полка 14 пехотной дивизии служил в качестве ротного собаковода. Натравливая собаку на пленных содержавшихся в концлагере Гранки‑Голынки действовал, как правило, по собственной инициативе, вызывая одобрительный смех сослуживцев. То же самое происходило и в поселке Монастырщина где он затравил собакой, после чего изнасиловал 14‑и летнюю девочку.

 

[121]Так в тексте.

 

[122]

«Общая часть.

...Раздел 2. Пределы действия Уголовного Кодекса.

...4. Иностранцы за преступления, совершенные на территории Союза С.С.Р., подлежат ответственности по законам места совершения преступления.»

УК РСФСР, редакция 1926 г.

 

 

[123]Из приказа командования 2‑й танковой армии от 11 мая 1943 года:

 

«...При занятии отдельных населенных пунктов нужно немедленно и внезапно захватить имеющихся мужчин в возрасте от 15 до 65 лет, если они могут быть причислены к способным носить оружие, под охраной отправлять их по железной дороге в пересыльный лагерь №142 в Брянске. Захваченным объявлять, что они впредь будут считаться военнопленными и что при малейшей попытке к бегству будут расстреливаться...»

 

За несколько дней до оставления немцами Орла комендантом был издан специальный приказ, в соответствии с которым всё население от 14 до 55 лет подлежало явке в лагеря, а оттуда – угону в тыл. Лица, отказавшиеся от добровольной явки, вылавливались и загонялись в лагеря силой.

 

[124]25 июля 1942 г. оккупационными властями была закрыта Орловская психиатрическая больница в с. Кишкинка, больные были расстреляны.

 

[125]Из письма унтер‑офицера 473‑го немецкого пехотного полка 253‑й пехотной дивизии Карла Петерса своей жене:

 

«Дорогая Герда!.. Теперь я стою в Брянске. Через город проходит передовая линия. Но это уже не город, а груда развалин. Да, когда мы сдаем город, то оставляем только развалины. Справа, слева и сзади нас высоко поднимаются взрывы. Фабрики сравниваются с землей. Огонь не берет только печи, они выглядят как лес из камней. Мосты и железные дороги летят в воздух. Громадные глыбы домов рассыпаются при хорошо организованном взрыве. Громадные пожары превращают ночь в день. Поверь мне, таких разрушений никакими бомбами англичанин не в состоянии добиться...

И если мы отойдем до границы, то у русских от Волги до немецкой границы не останется ни одного города, ни одного села. А этого они, наверное, не выдержат… Да, здесь господствует «тотальная война» в высшем совершенстве. То, что здесь происходит, – это нечто невиданное в мировой истории. И несомненно, это явится решающим для исхода войны, а именно – в нашу пользу. В этой великой борьбе нашего народа наша собственная судьба не имеет значения, для этого будет время, когда мир будет завоеван.

Гор. Брянск. 15 сентября 1943 г.»

 

 

[126]Ремлингер – до того как получить назначение во Псков, был начальником военной тюрьмы Торгау (1936–1943 гг.), комендантом Биаррица – французского курортного города. Короткое время был комендантом Опочки...

 

[127]Все другие, кроме Эдуарда Зоненфельда, служили в первом и втором батальонах «особого назначения» 21‑й авиаполевой дивизии (известна также как «Дивизия Майндль»), а Зоненфельд, бывший лейтенант, был командиром «особой группы» 322‑го пехотного полка.

 

[128]Зимин – защитник Ремлингера. Борхов, Волков, Галебский, Кроленко – для всех других.

 

[129]Обвинительное заключение было подписано военным прокурором Ленинградского Военного округа, генерал‑майором Петровским и утверждено главным военным прокурором Красной Армии, генерал‑лейтенантом юстиции Афанасьевым.

 

[130]Все преступления, поставленные в вину обвиняемым, совершены в 1943–1944 годах.

 

[131]Заседания проходили в зале Выборгского дворца культуры.

 

[132]В зале присутствовало более двух тысяч человек, велась киносъемка. Среди присутствовавших руководители партийных и общественных организаций, члены Ленинградской государственной чрезвычайной комиссии по расследованию немецких злодеяний, фронтовики – защитники Ленинграда: генералы, офицеры, солдаты, матросы; командиры и комиссары партизанских бригад, отличившиеся в годы войны рабочие ленинградских заводов, представители интеллигенции, делегации из всех районов, на территории которых происходили преступления обвиняемых.

 

[133]Перевод обвинительного заключения был предоставлен подсудимым за 48 часов до начала процесса.

 

[134]

«– По чьему приказу?

– Действовали на основании приказа командира батальона подполковника Клозе – первого батальона, и во время отступления командовавшего всеми тремя батальонами вместе. Подполковник Клозе получал приказы от Лихта, генерал‑майора, командира 21‑й авиаполевой дивизии.»

 

Приказ Клозе гласил:

 

«...Сжигать на своем пути все населенные пункты, выгонять скот и, если население не будет эвакуироваться, рассматривать его как партизан и расстреливать...»

 

 

[135]Сообщение об этой награде вызвала в зале оживление и смех:

 

«– Как называется эта медаль?

– «Восточной медалью» или «Медалью за зимние битвы на Востоке». Давалась тем, кто перенес тяжелую зиму. Все время был на фронте.»

 

Похоже присутствующим эта награда известна под другим, неофициальным, названием «Мороженное мясо».

 

[136]В эпизоде со стариком, так же как и в эпизоде приведенном ниже (речь о мирных жителях, прятавшихся в кустах в стороне от села), подсудимый ссылается на то, что события происходили в сумерках и он не мог видеть, что имеет дело с безоружными людьми.

Подсудимый Дюре тянет руку, вскакивает:

 

«Фогель лжет! – и объясняет: – Это было двадцатого июля, после обеда, в три часа, в деревне у реки Великой, Фогель приказал расстрелять группу детей и женщин! И первым стал стрелять!»

 

 

[137]Дюре и другие из батальона «особого назначения» попали в него за провинности и, чтобы «оправдать себя», сжигали деревни, расстреливали людей.

 

[138]Смех в зале.

 

[139]Ремлингер уточняет:

 

«– Точно ли, Скотки, помните, что приказы об убийствах были за подписью Ремлингера?

– Приказы, которые приходили от Ремлингера, были подписаны Бушем и (пропуск в тексте)...

– А Ремлингером?

– Я не знаю, кем были подписаны, но приходили и выполнялись.

– Уточните содержание! – говорит Ремлингер.

– Шапка: приказ Ремлингера – об эвакуации города Пскова. Содержание: скот и население уводить. При отказе населения – расстрел. Читал приказ капитан Нойман, командир роты.»

 

 

[140]Защитник уточняет:

 

«– Сжигали живьем или только трупы?

– Были случаи – живьем, потому что сжигал дома. Возможно, в домах были живые люди.»

 

 

[141]Герер, до 1 марта 1944 года был на Волховском фронте. В этот день был арестован и 3 марта осужден военно‑полевым судом на четыре года военно‑полевой тюрьмы. До 15 января 1944 года занимался на строительных работах, с лопатой в руках, а 15 января вместе с группой, в которой состоял, был вооружен. В дальнейшем группа была придана кавалерийскому полку «Норд». В задачу полка входила эвакуация местного населения в тюрьму, конфискация их имущества и скота.

 

[142]

«– Выполняя приказы, сознавал, что это – преступные приказы, но не мог их не выполнять, так как иначе сам был бы расстрелян...

– И выполняли охотно? С удовольствием?

– Нет, без удовольствия!»

 

 

[143]Зоненфельд имеет в виду свое пребывание в военной тюрьме Торгау, куда попал за невыполнение приказа. Начальником (комендантом) тюрьмы был Ремлингер.

 

«– Полковник Ремлингер нам говорил: «Вы являетесь тормозной колодкой в победоносной колеснице фюрера, и вы должны оправдать себя, научиться слушать и выполнять приказы». И потом посылал на фронт, в основном на Восточный фронт... Полковник Ремлингер каждый месяц держал речь. Смысл был такой: население Советского Союза нужно уничтожать...»

 

 

[144]Ремлингер принял тюрьму Торгау как гражданскую, по версальскому договору Германия не могла иметь военных тюрем. Помимо званий, за свою деятельность на должности коменданта тюрьмы, он был отмечен следующими наградами: в 1941 году «крестом 2‑го класса за военные заслуги», в декабре 1942 года – «крестом за военные заслуги, с мечами, 1‑го класса».

 

[145]В 1943–1944 годах в ведении Ремлингера были четыре комендатуры, которые располагались: в деревне Кресты, в пригороде Пскова; в селе Новоселье (на железной дороге Псков–Луга); на станции Середькино (между Псковом и Гдовом), и четвертая комендатура была при селе Карамышево. В его подчинении был кавалерийский полк «Норд» (командир полка принц фон Зельм), 3‑й самокатный полк и другие части.

 

[146]Ремлингер сам являлся участником этого террора.

Вот что рассказывает о Торгау подсудимый Зоненфельд:

 

«В ней находилось от двух тысяч до трех тысяч людей, одна часть которых легко воспитывалась, вторая – труднее, третьи были каторжные. И группа каторжников должна была выработать мужество. Это были скелеты, живые трупы. Когда этих людей видели, то было страшно. Примеры мужества: должны были прыгать через проволочные заграждения, проползать через него...»

 

Вот воспоминания другого «клиента» образцовой тюрьмы. Людвиг Бауман, в июне 1942 года дезертировал из оккупационных войск во Франции, был задержан, судим:

 

«...нас отправили в концлагерь, а потом – в Торгау – огромную военную тюрьму для солдат Вермахта. Там погибло примерно 1 300 наших – они умерли, или их расстреляли. А потом нас отправили на Восточный фронт...»

 

 

[147]

«– Во всех названных районах – Карамышево, Новоселье, Кресты, Середькино – были массовые расстрелы. Вы обязаны были об этом знать и несете за это ответственность.

– О всех таких случаях местные комендатуры должны были доносить через меня в штаб группы, – отвечает Ремлингер.

– Но там все это происходило. Такие донесения вы получали?

– Нет. Никаких сведений не поступало. Я бы сам вмешался.

– Но все это делалось по вашим приказам!

– Нет. По моим приказам ничего не делалось.

– Но такие приказы издавались?

– Нет. Ни мной, ни другими таких приказов о массовых расстрелах не издавалось.»

 

 

[148]

«...Внучка, четырех лет, как единая куколочка, мы ее берегли... Тридцать три человека только детей погибло. Всего шестьдесят четыре человека погибло...»

 

 

[149]

«– А как вы сами остались целы?

– Когда первый залп дали, я лег, и через меня уже весь народ падал, я лежал под убитыми. А потом я уже бежал – в лес, и там прятался до пяти часов утра... Жена моя – раненная только в ногу, тоже под трупами улежала, ребенок невредимый с нею остался...»

 

 

[150]

«– Около деревни Заполье лагерь русских военнопленных был?

– Был... Я один раз наварила картошки, послала своего мальчика туда, его ударили, мальчик убежал... Помирали пленные от голодухи, а сколько – я не могу сказать!..»

 

 

[151]

«– В





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...