Главная Обратная связь

Дисциплины:






в) особенности производства отдельных видов допроса 1 страница



Наиболее существенные особенности имеют место при допросе подозреваемого и обвиняемого: 1) допрашиваемые могут доставляться из мест содержания задержанных или находящихся под стражей, или их могут допросить в ИВС и СИЗО; 2) они не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи или за дачу ложных показаний, поскольку вправе отказаться от дачи показаний и защищаться любыми способами (ст. ст. 46, 47 УПК РФ); 3) они могут допрашиваться в присутствии защитника, который вправе делать заявления, давать консультации по просьбе допрашиваемого и с разрешения следователя (дознавателя) задавать вопросы допрашиваемому (ст. 53 УПК РФ); 4) если подозреваемый или обвиняемый отказались давать показания, вызывать их на повторный допрос допустимо лишь по их просьбе, что объясняется необходимостью исключить даже гипотетическую возможность давления со стороны органов расследования (ч. 4 ст. 173 УПК РФ).

Допрос потерпевшего отличается от допроса подозреваемого (обвиняемого) тем, что: 1) потерпевший не только вправе, но и обязан давать показания (ст. 42 УПК РФ), в силу чего предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний; в то же время потерпевший может явиться по собственной инициативе и потребовать своего допроса, поскольку ему должно быть обеспечено право дать показания; 2) потерпевший может явиться на допрос со своим представителем, который обладает на допросе всеми правами представляемого (ст. 45 УПК РФ); 3) потерпевший имеет право быть допрошенным под псевдонимом, поскольку может опасаться за свою жизнь (п. 21 ч. 2 ст. 42 УПК РФ).

Специфика допроса свидетеля определяется тем, что дача показаний является исключительно его обязанностью (ст. 56 УПК РФ), т.е. он не вправе требовать предоставления ему возможности дать показания. Кроме того, сам вызов свидетеля на допрос означает появление у гражданина соответствующего процессуального статуса свидетеля, т.е. в отличие от обвиняемого, подозреваемого или потерпевшего до допроса он процессуальным статусом не обладает. В остальном допрос свидетеля фактически ничем не отличается от допроса потерпевшего, так как свидетель также вправе явиться на допрос с адвокатом, также может быть допрошен под псевдонимом, если ему угрожает опасность <1>, и т.д.

--------------------------------

<1> См. подробнее § 6 настоящей главы.

 

Что касается допросов эксперта и специалиста, то данные виды допросов стоят особняком, поскольку могут иметь место только в случае необходимости уточнить выводы, предоставленные экспертом или специалистом в их заключениях. Иначе говоря, здесь допрос имеет акцессорную природу по отношению к судебной экспертизе и заключению специалиста (о чем см. также далее применительно к экспертизе <1>). Кроме того, эксперт и специалист не имеют в уголовном деле никакого личного интереса, так как непосредственно не участвовали в расследуемых событиях. Поэтому они рассматриваются как профессиональные участники уголовного судопроизводства, которым не должна обеспечиваться юридическая помощь, в связи с чем участие адвоката (представителя) в допросе эксперта или специалиста исключено.



--------------------------------

<1> Помимо того, см. § 5 гл. 11 настоящего курса.

 

9. Очная ставка. Можно сказать, что очная ставка является своего рода разновидностью допроса, но не индивидуального допроса, а одновременного допроса нескольких лиц. При этом очная ставка всегда имеет по отношению к допросу акцессорную природу, поскольку допускается лишь при наличии противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц. Иначе говоря, очная ставка допускается при обязательном наличии двух условий: 1) соответствующие лица ранее были допрошены; 2) в их показаниях есть существенные противоречия. Отсюда вытекает и цель очной ставки - устранить противоречия в показаниях, для чего требуется, чтобы соответствующие лица в присутствии следователя "взглянули в глаза друг другу" и одновременно ответили на поставленные вопросы (отсюда наименование следственного действия).

К очной ставке могут быть приведены все подлежащие допросу лица, кроме, разумеется, эксперта и специалиста, причем в любых комбинациях (свидетель и свидетель, потерпевший и свидетель, потерпевший и потерпевший, потерпевший и подозреваемый (обвиняемый), свидетель и подозреваемый (обвиняемый), подозреваемый (обвиняемый) и подозреваемый (обвиняемый) и т.д.). Действующий закон не ограничивает число участников очной ставки (двое, трое и т.п.), чем отличается от УПК РСФСР, который допускал очную ставку не более чем между двумя лицами. Однако на практике очная ставка чаще всего по-прежнему производится между двумя участниками.

Учитывая близость очной ставки к допросу, многие регламентирующие допрос положения применяются и к очной ставке. Однако есть и некоторые особенности.

1. Следователь (дознаватель) выясняет у лиц, между которыми проводится очная ставка, знают ли они друг друга и в каких отношениях находятся между собой.

2. Допрашиваемым лицам поочередно предлагается дать показания по тем обстоятельствам, для выяснения которых проводится очная ставка. После дачи показаний следователь (дознаватель) может задавать вопросы каждому из допрашиваемых лиц.

3. Лица, между которыми проводится очная ставка, могут с разрешения следователя (дознавателя) задавать вопросы друг другу.

4. Оглашение показаний допрашиваемых лиц, содержащихся в протоколах предыдущих допросов, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки этих показаний допускаются лишь после дачи показаний указанными лицами или их отказа от дачи показаний на очной ставке.

5. В протоколе очной ставки показания допрашиваемых лиц записываются в той очередности, в какой они давались. Каждое из допрашиваемых лиц подписывает свои показания, каждую страницу протокола и протокол в целом.

10. Предъявление для опознания. Это следственное действие также связано с допросом, который в данном случае выполняет роль своего рода предварительного "внутреннего элемента" предъявления для опознания как автономного следственного действия. Однако целью предъявления для опознания является не дача показаний, а узнавание или неузнавание опознающим некоего лица, предмета, трупа (опознаваемый объект) в результате его визуального наблюдения. В качестве опознающего лица выступают свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый (ст. 193 УПК РФ).

Важнейшие элементы процессуальной формы данного следственного действия заключаются в следующем:

1) опознающий предварительно допрашивается об обстоятельствах, при которых он видел предъявляемые для опознания лицо, предмет или труп, а также о приметах и особенностях, по которым они могут быть им опознаны. Очевидно, что это делается для того, чтобы исключить случайность или недобросовестность со стороны опознающего и гарантировать достоверность полученного доказательства;

2) лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности внешне сходными с ним (рост, возраст, цвет волос и т.п.), а предмет - вместе с однородными предметами (несколько ножей, пистолетов и т.д.). Общее число лиц и предметов, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех. Совершенно понятно, что это также необходимо для обеспечения достоверности получаемого в результате опознания доказательства. Данное правило, разумеется, не распространяется на опознание трупа;

3) при невозможности очного предъявления лица его опознание может быть произведено по фотографии, предъявляемой одновременно с фотографиями других лиц, внешне сходных с опознаваемым лицом. Вместо самого предмета в случае необходимости также может быть предъявлена его фотография (например, если речь идет о похищенных картине, драгоценностях и т.п.). Количество фотографий опять-таки должно быть не менее трех;

4) перед началом опознания опознаваемому лицу предлагается занять любое место среди предъявляемых лиц, о чем в протоколе опознания делается соответствующая запись;

5) если опознающий указал на одно из предъявленных ему лиц или на один из предметов, то ему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он опознал данные лицо или предмет, причем наводящие вопросы в такой ситуации категорически запрещены <1>;

--------------------------------

<1> Например, вопрос: "Опознали ли Вы обвиняемого по шраму на левой щеке?"

 

6) по окончании опознания составляется протокол, который и является доказательством, полученным в результате данного следственного действия;

7) не допускается повторное опознание лица или предмета тем же опознающим и по тем же признакам, поскольку повторное опознание делает его результаты недостоверными - это уже не опознание, а угадывание, или еще хуже, наводка <1>.

--------------------------------

<1> О некоторых особенностях предъявления для опознания, связанных с обеспечением безопасности участников данного следственного действия, см. также § 6 настоящей главы.

 

11. Проверка показаний на месте. Данное следственное действие начало активно применяться на практике в период действия УПК РСФСР 1960 г., хотя в то время в законе закреплено не было. Это вызывало вокруг него ожесточенную научную полемику, которая разделила сторонников и противников этого следственного действия. Первые обращали внимание на его эффективность, вторые - на то, что таким образом чаще всего просто "закрепляются" признательные показания обвиняемого, который на месте рассказывает о том, как и при каких обстоятельствах совершил преступление, затрудняя себе возможность дальнейшего отказа от дачи показаний. Действующий УПК РФ отчасти рассудил участников процессуального спора, официально легализовав проверку показаний на месте (ст. 194). Однако научная полемика по поводу данного следственного действия иногда ведется до сих пор.

В то же время в УПК РФ содержатся необходимые законодательные требования, чтобы это следственное действие, с одной стороны, не использовалось как средство давления на допрашиваемого со стороны допрашивающего, но, с другой стороны, чтобы не было злоупотреблений со стороны любого иного участника следственного действия и в первую очередь самого допрашиваемого.

Итак, согласно ст. 194 УПК РФ цель проверки показаний на месте - установление новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, хотя, если исходить из названия следственного действия, его целью должна быть только проверка ранее данных показаний. С другой стороны, если в ходе этого следственного действия выявится, что показания, ранее данные, не подтверждаются на месте, можно считать, что обнаружено новое обстоятельство, имеющее значение для дела.

Проверить путем производства данного следственного действия можно показания любого лица, подлежащего допросу (кроме эксперта и специалиста), т.е. подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля. В то же время объективности ради следует признать, что чаще всего таким образом проверяются показания обвиняемого, когда он признает свою вину и готов рассказать о деталях расследуемого преступления непосредственно на месте его совершения.

Процессуальная форма проверки показаний такова:

1) показания проверяются или уточняются на месте, связанном с исследуемым событием;

2) следственное действие начинается с предложения ранее допрошенному лицу указать место, где его показания будут проверяться;

3) лицу, показания которого проверяются, предлагается повторить на месте свои ранее данные показания в форме свободного рассказа, воспроизвести обстановку и обстоятельства исследуемого события, указать на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, продемонстрировать определенные действия;

4) после этого лицу могут быть заданы вопросы;

5) какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы;

6) не допускается одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц.

 

§ 5. Судебная экспертиза - особый вид следственного действия

 

1. Место судебной экспертизы в системе уголовного процесса. Судебная экспертиза представляет собой, пожалуй, самое затратное по времени, сложное и громоздкое следственное действие, без которого не может обойтись ни одна процессуальная система и которое следователь <1> ни юридически, ни фактически не в состоянии произвести собственными силами. В связи с этим в теории иногда даже высказывается мнение, что судебная экспертиза является не следственным, но "иным процессуальным" действием особого рода (suigeneris). Впрочем, согласиться с таким мнением нельзя: с точки зрения ключевого для разграничения следственных и иных процессуальных действий целевого критерия, экспертиза направлена именно на собирание доказательств, а не на достижение каких-либо других целей, в силу чего, вне всяких сомнений, должна быть отнесена к числу следственных действий. При этом субъектом доказывания здесь остается следователь, сохраняющий за собой всю полноту процессуальной власти, хотя собственно исследовательскую (экспертную) работу в данном случае проводит автономный участник уголовного процесса - эксперт, с которым и взаимодействует следователь.

--------------------------------

<1> Здесь, разумеется, в соответствующих случаях имеется в виду и дознаватель.

 

Следует также отметить, что сам термин "судебная экспертиза" касается любых уголовно-процессуальных экспертиз (п. 49 ст. 5 УПК РФ), независимо от того, проводятся они в ходе досудебного или судебного производства <1>, и отражает процессуальный характер соответствующей экспертизы, будучи одним из локальных проявлений фундаментальной концепции полноты судебной власти <2>. Именно поэтому с уголовно-процессуальной точки зрения нет парадокса в том, что следователь или дознаватель производят судебную экспертизу, не будучи в формальном смысле представителями судебной власти.

--------------------------------

<1> Все сказанное в данном параграфе также в целом приложимо к судебной экспертизе, производимой в судебных стадиях уголовного процесса, кроме некоторых особенностей, о которых см. § 2 гл. 23 настоящего курса.

<2> См. об этом § 3 гл. 1 настоящего курса.

 

2. Континентальная и англосаксонская модели экспертизы: российский подход. В сравнительно-правовом плане принято выделять англосаксонский и континентальный варианты построения института экспертизы, отражающие более общее противопоставление соответствующих моделей уголовного судопроизводства. Эти варианты разграничиваются в соответствии с двумя связанными, но полностью не пересекающимися критериями.

Первый критерий определяет два возможных подхода к процессуальному статусу эксперта: 1) когда процессуальная система не знает автономного статуса "эксперта" и не проводит разграничения между лицами, способными показать о фактах (свидетели), и лицами, способными на профессиональном уровне сделать выводы по вопросам, требующим специальных знаний (эксперты), считая любого эксперта свидетелем одной из сторон (англосаксонский подход); 2) когда процессуальная система отделяет личные знания (впечатления) о расследуемых фактах от профессиональных знаний исследовательского характера и наделяет лиц, обладающих последними и призванных представить свои выводы в уголовном процессе, специальным и автономным процессуальным статусом эксперта (континентальный подход).

Второй критерий определяет механизм принятия решения о назначении экспертизы и роль при ее производстве сторон. В соответствии с ним принято выделять три возможных вида экспертизы: 1) так называемую "несостязательную" экспертизу, когда решение о производстве экспертизы и ее поручении определенному эксперту принимает лицо, ведущее производство по делу, действующее по собственной инициативе (ex officio) или по ходатайству сторон, но в любом случае в целях всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела (континентальный подход); 2) так называемую "состязательную" экспертизу, когда каждая из сторон сама и, как правило, за свой счет проводит собственную экспертизу, представляя ее выводы вместе с остальными своими доказательствами по делу, в силу чего здесь отсутствует институт просто экспертизы, а есть экспертиза обвинения и (или) экспертиза защиты (англосаксонский подход); 3) так называемую контролируемую экспертизу, когда экспертиза назначается и поручается определенному эксперту лицом, ведущим производство по делу, однако при ее проведении вправе присутствовать технический советник защиты, не имеющий никаких активных прав, кроме возможности пассивно наблюдать за ходом исследования (компромиссный подход, характерный для некоторых стран континентальной Европы, например Нидерландов).

Российский институт судебной экспертизы по обоим указанным критериям является классическим представителем континентального подхода: речь идет об особом следственном действии, производимом ex officio или по ходатайству сторон лицом, ведущим производство по делу, которое принимает соответствующее решение и поручает проведение экспертного исследования для дачи заключения участнику процесса, наделенному специальным процессуальным статусом эксперта. В то же время нельзя не обратить внимание и на стремление российской уголовно-процессуальной системы к определенному компромиссу. Однако он выражается главным образом не в контроле защиты за проведением научного экспертного исследования (он часто слишком затратен, трудоемок и имеет мало практического смысла) <1>, а в появлении особого вида доказательств - заключения специалиста, которое сконструировано в виде подобия англосаксонской состязательной экспертизы, поскольку обращаться за соответствующим заключением вправе не лицо, ведущее производство по делу, а стороны, имея в виду защиту и потерпевшего (его представителя) <2>.

--------------------------------

<1> В то же время не следует забывать, что с разрешения следователя или суда участники уголовного процесса вправе лично присутствовать при производстве судебной экспертизы (п. 5 ч. 1 ст. 198 УПК РФ, п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. N 28), т.е. в российском уголовном процессе есть и элементы "контролируемой" экспертизы, хотя на практике данные положения по указанным причинам применяются редко.

<2> См. подробнее § 5 гл. 11 настоящего курса.

 

3. Основания и порядок назначения экспертизы. Основанием назначения судебной экспертизы является возникновение в рамках доказывания по уголовному делу необходимости в специальных знаниях неюридического характера, которыми не обладает и не обязано обладать лицо, ведущее производство по делу (следователь и др.), а именно в специальных знаниях в "науке, технике, искусстве или ремесле" (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. N 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам"). Решение о необходимости назначения экспертизы следователь принимает самостоятельно, исходя из оценки доказательств и обстоятельств конкретного уголовного дела. Более того, после принятия Федерального закона от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ судебная экспертиза может быть назначена и произведена по решению следователя даже до возбуждения уголовного дела, если необходимость в специальных знаниях возникает для решения вопроса о наличии или отсутствии оснований для его возбуждения.

В то же время в некоторых случаях следователь лишается права оценивать по своему усмотрению необходимость в назначении экспертизы, т.е. экспертиза должна быть автоматически назначена безотносительно к следственной ситуации, совокупности иных доказательств, внутреннему убеждению следователя при оценке доказательств и т.п. при появлении некоторых объективных обстоятельств, установленных законом. Речь идет о случаях обязательного назначения судебной экспертизы (ст. 196 УПК РФ), когда необходимо установить одно из следующих семи обстоятельств, перечисленных в законе: 1) причины смерти; 2) характер и степень вреда, причиненного здоровью; 3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникают сомнения в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права (интересы); 4) психическое состояние подозреваемого, обвиняемого при совершении полового преступления против несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет, на предмет наличия расстройства сексуального предпочтения (педофилии); 5) психическое или физическое состояние подозреваемого (обвиняемого), когда имеются основания полагать, что он болен наркоманией; 6) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникают сомнения в его способности правильно воспринимать окружающую действительность и давать показания; 7) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда он имеет значение для дела, а соответствующие документы отсутствуют или вызывают сомнения. Однако, как видно из анализа данного перечня, роль внутреннего убеждения следователя далеко не одинакова даже в случаях обязательного назначения экспертизы. В некоторых ситуациях следователь действительно обязан назначить экспертизу независимо от своего усмотрения (внутреннего убеждения), т.е. при наличии одних лишь объективных обстоятельств (смерть, вред здоровью, половое преступление в отношении малолетнего). В других ситуациях экспертиза становится обязательной только тогда, когда следователь приходит к соответствующему внутреннему убеждению на основании оценки доказательств, т.е. решающую роль здесь опять-таки играет усмотрение следователя, что заметно смягчает формально обязательный характер экспертизы (возникновение сомнений в психическом или физическом состоянии участников процесса или точности сведений, изложенных в подтверждающих возраст документах, и т.п.).

Назначение экспертизы в любом случае осуществляется путем вынесения следователем специального постановления, где, в частности, указываются основания для ее назначения, а также иные необходимые данные, перечисленные в ч. 1 ст. 195 УПК РФ. При этом следователь вправе вынести данное постановление как по собственной инициативе, так и по ходатайству одного из участников процесса, если считает его ходатайство достаточно обоснованным. Как правило, постановление (решение) следователя является достаточным процессуальным основанием для производства экспертизы. Исключением является только ситуация, когда для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы требуется помещение обвиняемого (подозреваемого) в медицинский или психиатрический стационар, что связано с ограничением физической свободы личности и требует судебного вмешательства. В таком случае следователь возбуждает перед судом соответствующее ходатайство, и уже суд принимает решение о помещении обвиняемого (подозреваемого) в медицинский (психиатрический) стационар, что дает возможность произвести экспертизу.

4. Выбор эксперта. Принятие решения о том, какой конкретно эксперт будет производить экспертизу, является прерогативой следователя или иного лица, ведущего производство по делу, что отражает континентальную модель экспертизы, присущую российскому уголовному процессу (см. выше). При этом следователь вправе принять данное решение как по собственной инициативе, так и по ходатайству заинтересованного участника процесса, настаивающего на персоналии определенного эксперта, хотя последнее встречается на практике нечасто <1>, что и обусловило появление такого вида доказательств, как заключение специалиста, к которому могут прибегать стороны.

--------------------------------

<1> Это объясняется не только общим несостязательным характером российской модели экспертизы, но и вполне понятным недоверием следователей, вызванным возможной заинтересованностью того или иного участника процесса в поручении экспертизы определенному эксперту, если речь только не идет о каких-либо уникальных экспертизах, где количество гипотетических экспертов исчисляется единицами.

 

Кроме того, под выбором эксперта подразумевается возможность выбора следователем не только индивидуального эксперта (лица), но и экспертного учреждения, которому поручается производство судебной экспертизы. Такими учреждениями могут быть как государственные экспертные учреждения, действующие на основании Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", так и негосударственные судебно-экспертные учреждения, созданные в форме некоммерческих организаций в соответствии с гражданским законодательством и осуществляющие экспертную деятельность в качестве одной из своих уставных целей (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. N 28). Направление материалов для производства экспертизы в экспертное учреждение, разумеется, не снимает с повестки дня вопрос о том, в каком порядке тогда определяется конкретный эксперт, который будет ее производить и давать заключение.

В результате возможны три ситуации:

1) следователь поручает производство экспертизы государственному или негосударственному экспертному учреждению (ЭУ) без указания в постановлении о ее назначении Ф.И.О. конкретного эксперта - выбор последнего в таком случае осуществляется руководителем ЭУ;

2) следователь поручает производство экспертизы государственному или негосударственному экспертному учреждению (ЭУ) с указанием в постановлении о ее назначении Ф.И.О. конкретного эксперта - руководитель ЭУ обязан в таком случае поручить производство судебной экспертизы именно данному эксперту;

3) следователь поручает производство экспертизы обладающему специальными знаниями лицу, не работающему в экспертном учреждении, т.е. экспертиза поручается не экспертному учреждению, а эксперту, данные о котором указываются в постановлении о назначении экспертизы, - в таком случае следователь обязан также вызвать эксперта и разъяснить ему его права, обязанности и ответственность (в остальных случаях данное действие осуществляют руководители ЭУ, не говоря уже о том, что в государственных экспертных учреждениях работают исключительно аттестованные эксперты, знающие ex officio (по долгу службы) свой процессуальный статус).

При этом на практике следователи чаще всего обращаются в государственные судебно-экспертные учреждения (ГСЭУ), особенно когда речь идет о типичных экспертизах, которые производятся в массовом порядке и не являются уникальными или редкими <1>. В соответствии с Федеральным законом "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" организационно ГСЭУ существуют при органах исполнительной власти как на федеральном (при министерствах), так и на региональном (при соответствующих органах исполнительной власти субъектов Федерации) уровне. Например, собственной системой экспертных учреждений обладают Минюст, МВД, Минздрав (в части судебно-медицинских экспертиз), ФСБ, Госнаркоконтроль и т.п. При этом каждое ведомство издает собственную инструкцию, определяющую особенности производства экспертиз в соответствующих учреждениях <2>. В целом в отличие от многих других континентальных стран, где профессия эксперта является судебной и предполагает членство в особой профессиональной корпорации, находящейся при судах и под контролем судов, в России характерна принадлежность данной профессии органам исполнительной власти (иногда даже полицейским), что позволяет говорить о судебной экспертизе лишь в процессуальном, но не институциональном (организационном) смысле и в определенной мере нивелирует концепцию судебной экспертизы как таковую.

--------------------------------

<1> Например, дактилоскопическая или судебно-медицинская экспертизы являются для уголовного процесса типичными, тогда как искусствоведческая экспертиза, связанная, например, с определением подлинности картины, приписываемой Рафаэлю или Леонардо да Винчи, встречается, разумеется, лишь в исключительных случаях и может считаться редкой или даже уникальной. Во втором примере вероятность поручения экспертизы конкретному эксперту, работающему не в экспертном учреждении, а, допустим, в Эрмитаже, многократно выше. В остальных случаях следователь по общему правилу предпочтет обратиться в государственное экспертное учреждение, обладающее соответствующей инфраструктурой и кадровым потенциалом для производства типичных экспертиз.

<2> См., например: Приказ Минюста России от 20 декабря 2002 г. N 347 "Об утверждении Инструкции по организации производства судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации".

 

5. Права участников уголовного процесса при производстве экспертизы. Континентальная модель экспертизы, имеющая, как отмечалось выше, несостязательный характер, не означает, что при ее производстве заинтересованные участники уголовного процесса лишены каких-либо прав. Напротив, сосредоточение в руках следователя (лица, ведущего производство по делу) полноты процессуальной власти по назначению экспертизы, выбору эксперта и т.п. предполагает в качестве противовеса наделение участников процесса широкими процессуальными правами, которые следователь обязан обеспечить.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...