Главная Обратная связь

Дисциплины:






Программно-ролевая концепция малой группы



Научную группу, состоящую из ряда ярких ученых-звезд, собравшую "под одной крышей" научную элиту в конкретной области знания, еще нельзя рассматривать в качестве коллективного субъекта научного творчества. Для того чтобы малая группа стала единым организмом, чем-то большим, чем сумма ярких творческих индивидуальностей, для того чтобы можно было использовать преимущества совместной научной деятельности, необходимы определенные условия. Важнейшим условием создания подлинной совместности является наличие единого субъекта, а это может быть только при условии общегрупповой (единой, совместной) исследовательской программы1 (ключевое понятие программно-ролевой концепции) (Ярошевский, 1978). По-этому деятельность

¹Термин "программа" введен в исследования науки И. Лакатосом. В настоящее время он применяется многими историками и науковедами, каждый из которых вкладывает в него свое содержание и смысл. В данной работе этот термин используется в значении, предложенном М. Г. Ярошевским (см.: М. Г. Ярошевский. Программно-ролевой подход к исследованию научного коллектива //Вопросы психологии. — 1978. — №3).

больших исследовательских организаций (научно-исследовательский институт, региональный научный центр), строго говоря, трудно признать совместной, она становится таковой только на уровне малой научной группы.

Исследовательская программа не задается группе извне, а сама зарождается в ходе творческих усилий руководителя группы или совместно, в кооперации руководителя и членов группы. Извне может ставиться лишь проблема, "под которую" группа разрабатывает совместную исследовательскую программу. Термин программа употребляется здесь не в смысле перечня нормированных действий или своеобразной инструкции по их последовательной реализации, а как обозначение общего плана-проекта по разработке стоящей перед группой исследовательской проблемы.

Совместная исследовательская программа включает в себя общий замысел групповой деятельности (постановка проблемы и возможные пути ее решения), теоретические, операциональные, методические и даже нравственно-познавательные ориентации ее автора, содержит более или менее четкое представление о проектируемом результате и стратегии его достижения, обозначает конкретные стадии работы, "пункты" необходимого и возможного научного взаимодействия членов группы, включает планирование ориентировочных сроков и форм научного общения и обсуждения промежуточных результатов исследования и т. п. В отличие от задачи, которая может быть сформулирована вполне однозначно (например, создать средство против СПИДа), программа всегда субъективно окрашена, поскольку включает в себя в неявном виде научные пристрастия, свойственные ученому — автору программы, "выстраданные" им методологические и методические установки по реализации научной работы.



Далеко не каждый ученый способен разработать новаторскую исследовательскую программу, могущую стать стержнем творческой работы не только для него, но и для группы сотрудников. Для того чтобы вовлечь в орбиту своих научных устремлений других людей, программа должна содержать значительный творческий заряд: заключать в себе актуальную и оригинальную научную проблему, быть достаточно перспективной и многогранной, чтобы в ней могли найти свою научную нишу многие исследователи, чтобы она их предметно интегрировала в целостную научную общность.

Как было показано М. А. Ивановым, объединяющим стержнем программы может быть исследование некоторого процесса на разных научных объектах, изучение объекта или класса объектов со всех сторон и на разных уровнях; применение единого

методического подхода; применение общего концептуального подхода к исследованию. Понятно, что этим не исчерпывается все многообразие типов исследовательских программ. Главное, они призваны создавать предметную сплоченность, стимулирующую активное внутригрупповое научное общение (Иванов, 1982).

Кто же может быть автором исследовательской программы группы? Любой из ее членов. Однако на практике им чаще других становится руководитель научной группы, и не потому, что руководитель больше чем кто-либо другой имеет административные рычаги, чтобы "навязать" ее группе (хотя и такое случается), а потому, что малые группы часто создаются "под человека" и выдвинутую им программу или же сама группа выбирает в руководители автора программы, поскольку чувствует заинтересованность в ее реализации. Возможен и такой вариант, когда руководитель приходит со своей программой в организационно сформировавшийся, но беспрограммный коллектив, будучи заинтересованным в сотрудниках, способных реализовать ее вместе с ним. Именно формирование собственных масштабных замыслов, требующих вовлечения других специалистов для их реализации, а не только соображения карьеры и престижа, как это принято считать, заставляет многих зрелых ученых добиваться права на формирование своего научного подразделения.

А что же делать руководителю научной группы, который не обладает собственной программой? Тем более, что в последнее время вслед за американской моделью управления научными проектами становится популярной роль менеджера исследований, в чьей компетенции организационная сторона работы явно превалирует над собственно научной.

По-видимому, задача руководителя группы в этих условиях — выявление сотрудников, уже имеющих программу или способных ее генерировать, а также организационное обеспечение реализации конкретной программы в рамках всего коллектива или отдельной подгруппы. При этом менеджер и автор исследовательской программы (деловой лидер группы) должны находиться в отношениях сотрудничества, взаимной поддержки и четкого разграничения функций по реализации программы. Умение поддержать творческую инициативу "снизу" для руководителя-менеджера отнюдь не только проявление доброй воли, а насущная необходимость, поскольку в случае отсутствия какой-либо объединяющей программы группа потеряет качество, преимущества субъекта коллективного творчества, ее члены "замкнутся" в своих индивидуальных программах и их участие в совместной деятельности станет чисто формальным. Если же сотрудники группы не имеют своих собственных программ, то они станут балластом

малой группы, науки в целом. Непризнание руководителем лидера, нового автора программы неизбежно приведет к дезинтеграции совместной деятельности, а то и к организационному распаду группы, уходу сотрудников в другие научные группы или же из науки вообще.

Итак, единая исследовательская программа является тем сплачивающим группу предметным стержнем, вокруг которого и по поводу которого строится научная деятельность и межличностные отношения в группе. Естественно возникает объективная необходимость во взаимодополняющих действиях сотрудников группы, т. е. в разделении предметных и организационных функций в рамках общегрупповой программы. Такое разделение может осуществляться исходя из стоящей перед группой научной проблемы: каждый ее сотрудник в рамках программы решает свою частную научную задачу, а объединение усилий происходит уже в конце совместной деятельности, когда требуется свести воедино полученные всеми научные результаты. Однако очень часто на разных этапах разработки единой программы возникает необходимость специализации не только по содержательным, но и по функциональным составляющим совместной деятельности, т. е. требуется выполнение разными сотрудниками разных научный действий, дополняющих друг друга, не имеющих смысла друг без друга. Так, один сотрудник может преимущественно выдвигать общую стратегию исследований, второй — систему конкретных гипотез, третий — осуществлять эмпирическую проверку гипотез, четвертый — совершенствовать методики эмпирических исследований, пятый — налаживать научно-коммуникативную связь между разработчиками программы. Так появляется функционально-ролевая дифференциация в рамках совместной деятельности в группе (Мошкова, 1996).

Научная роль (второе базовое понятие программно-ролевой концепции) — это специфический набор действий внутри научной деятельности, который данный сотрудник выполняет в данной группе лучше других, способность к которым у него ярче выражена по сравнению с другими членами группы. Набор научных ролей в одной группе не похож на другую. Он зависит, во-первых, от содержательной специфики программы (все программы можно разделить на "теоретические" и "экспериментальные" или же на "фундаментальные" и "прикладные") и стадии ее разработки, а во-вторых, от личностных склонностей каждого участники совместной деятельности, от того, носителем какой роли он является. Однако есть несколько универсальных ролей, выполнение которых необходимо практически в любой научной группе. Это генератор идей, критик и эрудит. Данная

ролевая триада составляет ядро ролевой системы и выражает "единство традиций и новаторства соответственно потребности общества в сохранении, приращении и критике знаний о реальности" (Ярошевский, 1982, с. 41).

Генератор идей — автор многих интеллектуальных начинаний, продуцирующий до этого неизвестные или не воспринятые ранее коллективом знания. Генерирование нового знания он склонен рассматривать как доминанту своего поведения в научной группе. Увлекается новыми, порой кажущимися фанастическими идеями, испытывает потребность в критике коллег. Своеобразная отрешенность, погруженность в предмет исследований создает для генератора зачастую затруднения в межличностных отношениях, в контактах с окружающими.

Критик — ученый, строгий в оценках, проявляющий повышенную требовательность к качеству научных исследований, новизне идей, логичности выводов и обобщений, точности научных определений, чистоте эксперимента. В своей группе он ориентирован в основном на оценочную деятельность, которая является доминантой его поведения. Образно говоря, научный судья в малой группе, но в отличие от внешнего эксперта, который должен быть беспристрастным, критик — судья пристрастный, заинтересованный в успешной реализации исследовательской программы группы, членом которой он является.

Эрудит — наиболее образованный, разносторонний ученый, к которому постоянно и наиболее часто обращаются за научной информацией. Такой ученый обладает особым умением и интуицией в работе с литературными источниками, в поиске необходимой информации, умеет квалифицированно делать аналитические обзоры по проблеме. Свободно, лучше других ориентируется в информационном предметном поле, постоянно стремится к расширению и обогащению своего концептуально-понятийного словаря (Булат, 1982).

Это так называемое ядро "ролевого ансамбля" в ходе эмпирических исследований, проведенных Е. Н. Емельяновым, было дополнено новыми типами ролей (Белкин, Иванов, Емельянов, 1987). В целом, включая описанную ролевую триаду, им было выделено 8 основных типов научно-социальных ролей, характеризующих разделение функций в групповом взаимодействии: 1) генераторы; 2) критики; 3) эрудиты; 4) мастера — специалисты в конкретных областях и этапах совместной деятельности; 5) коммуникаторы, налаживающие и поддерживающие групповое общение; 6) организаторы деятельности; 7) исполнители; 8) роли, описывающие преимущественно личностные особенности, стиль поведения человека в малой группе (например, "демагог").

Системность и динамизм ролевого поведения обусловливает необходимость выполнения одним и тем же сотрудником различных научных ролей в группе. Не все роли выполняются ученым в равной мере эффективно. Это обусловливает возможность постановки вопроса о построении так называемого ролевого профиля члена группы, гистограммы средневзвешенных (по экспертным оценкам) значений эффективности выполнения индивидом различных ролей. Эмпирические наблюдения в ряде НИИ, выполнявших "как фундаментальные, так и прикладные исследования, показали, что наряду с учеными, ролевой профиль которых не имеет резко выраженных пиков и которые одинаково способны выполнять многие научно-социальные роли, значительно чаще диагностируются ученые с одним-двумя резко выраженными пиками. В соответствии с этими пиками научный работник может быть определен как генератор, критик, коммуникатор и т. п.; намного реже диагностируются ученые, сочетающие эти роли.

Степень выраженности ролевой специализации и ее связь с научной продуктивностью группы изучалась Г. Н. Королевой. Ею получены так называемые коэффициенты ролевой дифференциации. Данный коэффициент показывает, насколько роли в группе явно выражены по сравнению с их средневзвешенными для группы значениями. Результаты эмпирических исследований ролевых профилей научных работников показали, что в эффективно работающих группах значительно большее число сотрудников демонстрируют ролевую дифференцированность, т. е. в их ролевом профиле одна из научных ролей выражена достаточно ярко (Карцев, 1982).

Возникает вопрос: существует ли ролевая дифференцированность в так называемых "беспрограммных" группах? Такая дифференцированность имеет место, ведь роль, которую выполняет член группы, возникает не только на основе объективной необходимости в разделении действий внутри группы, она отражает и личностно-психологические особенности научных работников. Есть ученые, которые в любой группе будут проявлять себя как "генераторы идей" или "критики", хотя и с разной степенью успешности. Классическим примером носителя роли критика, обусловленной, в основном, особым личностным складом, был крупный физик П. Эренфест. Коллеги высоки ценили его критический склад ума, способность мгновенно нащупывать самые слабые места гипотезы, теории или эксперимента. Всюду, где требовался острый критический анализ, Эренфест был незаменим, однако сам он очень страдал от своей односторонности, поскольку, возможно, именно эта критичность не позволяла ему продуцировать собственные гипотезы: они отбрасывались им же чуть ли не раньше,

чем генерировались. Другой выдающийся физик, А. Эйнштейн, вошел в историю науки прежде всего как блестящий "генератор идей". Ярко выраженным носителем роли "генератора" несомненно был отечественный ученый Ландау. Весьма редким и успешным "исполнителем" ролевого ансамбля являлся крупный физик Иоффе, сочетавший в своем творчестве одновременно и выразительно роли "генератора", "критика", "эрудита" и "организатора" (Иванов, Ярошевский, 1988). Но есть и такие примеры, когда один и тот же ученый, попадая в разные коллективы и ситуации научного общения, оказывается в них в разных ролевых позициях. Это зависит от характера проводимых исследований ("фундаментальных" или "прикладных"), сформированности ролевого ансамбля группы, личностной способности научного работника успешно переключаться с одной роли на другую. Поэтому не надо полагать, что функционально-ролевое разделение труда — отличительная особенность лишь групп, работающих по совместной программе. Но в "беспрограммных" коллективах это разделение в большей степени опосредовано характеристиками личностей ученых, в него входящих, а не содержанием совместной деятельности, а потому имеет свои особенности. Во-первых, у большинства сотрудников не выявляется четко выраженного ролевого статуса в группе: ролевые профили, как правило, "смазаны", не имеют характерных пиков. Это означает, что там, где не требуется постоянного взаимодействия, активного научного общения, смысл ролевого разделения деятельности во многом утрачивается. Во-вторых, в группе отсутствует ролевой ансамбль, т. е. система взаимодополняющих ролей, а потому роли могут распределяться внутри коллектива неравномерно: например, имеется несколько исполнителей или критиков и нет ни одного генератора идей (Мошкова, 1996).

Как было показано в экспериментальных исследованиях ро­левой структуры научных групп, носители одних и тех же ролей плохо совместимы друг с другом; пожалуй, в меньшей степени это относится к исполнителям, в большей — к генераторам идей. Наличие не однопорядковых, а, напротив, различных научно-социальных ролей — одно из непременных условий продуктивности научного общения и взаимопонимания в ходе совместной научной деятельности.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...